Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Тезка космонавта

Наум ГАЛЬПЯРОВиЧ хорошо известен как поэт, радыёжурналист, выбирался заместителем председателя Союза белорусских писателей. В последнее время активно работает в жанре прозы. В прошлом году в «Библиятэчцы журнала« Молодость »вышла книга новелл Н. Гальпяровича« Пути и возвращении ». Сейчас писатель работает над новой книгой, которая носит рабочее название «Белая кровь». Предлагаем одно повествование с будущей книги.

В балгарски город Русэ мы приехали утром. Оттуда, как нам говорили, до Варны, в международный Дом журналиста, нас повезут на автобусе. Но, если мы, густым толпой, с большими вализками и чамаданами, вывалились на привокзальную площадь, улыбчивая молодая женщина, назвавшаяся румян, бодро сообщила, что из-за отсутствия бензина автобус за нами решили не посылать, а в Варну мы поедем на обычной пассажирской электричке, которая должна отправиться только вечером.

— По крайней мере, у вас будет две превосходства, — мило улыбаясь добавила она, — и город посмотреть, и в нашем общественном транспорте проехаться.

Полным ходом шла перестройка, мы захлыналися от аромата свободы и демократии, и на такие мелочи, как неприезд автобуса, внимания обращать не хотелось. Только армянские спортивный журналист Дераник Демирчан ехидна проворчал:

— Братья-болгары, как всегда, первые за нами и здесь: у нас бардак, и в них тоже.

Приграничного городок оказался милый и патриархальный. Он мало чем напоминал зарубежья: мы ходили по улицам Достоевского, Лермонтова и Гоголя, мимо проезжали «Жыгулёнки», «Москвичи», разве только портреты Тодора Живкова напоминали, что мы не в Советском Союзе.

Электричка на Варну была убита битком. Мы с земляком из Бреста, высоким худощавым Михась, оказались в купе, где сидели дородные, красивые парни, пожилой крестьянин и военный. Москвичи, а их в нашей группе было большинство, разместились в соседнем купе, тут же достали из сумок пляшки, закуску и занялись имправизаванай дорожной ужином.

Мы как-то ничем не запаслися, ведь в СССР как раз в разгаре был сух закон, хотя нам в Москве сотрудник МИД объясняла, что нас, журналистов, за рубежом он не касается, как-то по белорусскому привычке мы паасцярожничали.

Так прошло как-то с полчаса. Мы тихо переговариваясь, соседи по купе также занимались своими делами. Вдруг парень напротив, цыганско-чернявый, с длинными, чуть не запарожскими усами, заговорил, тщательно падбираючы слова:

— Братушки? Из России? Я сразу узнал. Куда едете?

— Мы из Беларуси. А едем в Варну, в международный Дом журналиста.

— и я в Варну. У меня брат там недалеко живет. Недавно жанився. Виноградник имеет, хозяйство. А сестра — за сто километров от Варны, в городе Талбухин. Зоотехник она.

Он говорил с сильным акцентом, но строил фразы правильно. Словно угадав вопрос, сказал:

— А я сам в Советском Союзе два года жил — в Сибири, на лесозаготовках. Там у нас целый балгарски поселок был.

Мы познакомились. Парня звали Валерия, как он сказал, — в честь космонавта Валерия Быковского.

— Угощайтесь — гымза, — пригласил он, — и увидев наши нерешительные лице, добавил:

— Не бойтесь, она не кислый, как в ваших магазинах. Там она годами стоит, а это свеженькая, из родительского погреба.

Гымза действительно оказалась вкусной. Мы понемногу папивали ее из пластмассовых стаканов, помня о сухой закон на Родине, и спеша гаманили.

Вдруг в купе заглянул наш сосед-москвичей, фотограф одной из центральных газет. Увидев на столе бутыль, радостно улыбаясь, и, подойдя ближе, ухватил ее обеими руками, и стал пить прямо из горла.

— Хорошо пошло, — хохотнул, оторвавшись, и только потом спросил у нас:

— Чья-то, ваша?

— Да нет! — и мы показали на Валерию.

— Ну, тогда, твое здоровье! — Громко икнувшы, произнес наш коллега, и снова приложился к горлышка.

Нам было немного не по себе, но Валера вежливо улыбнулся, и мы успокоились.

В Варне, когда мы вместе выходили из вагона, Валера сказал:

— Я вас найду. Я знаю, где Дом журналиста.

Мы простились и разошлись в разные стороны. Нас ждала расположение в красивом многоэтажном корпусе, который стоял прямо на берегу моря, яркие впечатления юга. и можно представить, каково было удивление, когда буквально на следующий вечер, когда мы вернулись с пляжа, у входа в корпус нас ждал Валера.

— Я же говорил, что найду вас, — улыбаясь он. — Брат тут недалеко живет, поэтому часто к вам буду ездить.

Так Валера стал нашим всегдашним спутником. То билеты на автобус в Варну достанет, то в русской деревне старообрядцев на пригородном автобусе
звозиць. Скоро он перазнаёмився почти со всеми из нашей группы.

— Откуда вы его так хорошо знаете? — Спрашивал пожилой москвичей Всеволод Ильич.

— Да в электричке познакомились.

— Вот, видите, что значит славянская общность, — начинал доводить Всеволод Ильич. Несмотря на явно не славянские черты лица, скорее, на татарские, он часто говорил с нами о великой миссию славян, об угрозе, которую несет славянскому миру международный империализма. Некогда Всеволод Ильич работал в ЦК комсомола, потом был освобожденным парторгом на Всесоюзном радио, а во время, когда мы познакомились, он занимал должность редактора рекламного бюллетеня Всесоюзного радио и телевидения.

Приближалась праздник 7 ноября. Как-то Валера предложил нам с Михась и Всеволоду Ильича съездить на праздничные дни в Талбухин, к его сестре.

— Переночует, отдохнем, посмотрите, как в деревне люди живут. Она зоотехник, он агроном, давно мечтают с советскими людьми познакомиться.

Мы и соглашались, и НЕ соглашались, но Валера так горячо убеждал, что наконец мы решили поговорить с руководителем группы Юрием Алексеевичем, который, как выяснилось, работал начальником в Комитете по спорту.

— Можете съездить, — легко согласился Юрий Алексеевич, и добавил загадочную фразу:

— У нас теперь свобода сновидений.

Валера взял в предварительной кассе билеты, и мы договорились встретиться в Варне на автовокзале.

Поздно вечером перед отъездом, когда мы вышли на традиционную прогулку к морю, Всеволод Ильич озабоченно сказал:

— Знаете, ребята, за рубежом, 7 ноября, ехать в дорогу на двое суток к незнакомым людям … Что-то тревожно мне. А тут еще на завтра балгарския товарищи пригласили меня на праздничную трибуну в Варне, а вечером у нас, в Доме, банкет, концерт. Давайте, может, Валерию пригласим к нам … Ну, если уж слишком впирацца будет, то поедете без меня.

Когда мы подошли назавтра до автовокзала, Валера нас уже ждал. Говорить с ним было поручено мне.

— Понимаешь, Валера, хочется на праздник побыть со своими. Когда можно отложить сегодня поездку, давай отложим. А вечером ждем тебя в гости.

Валерия удивительно быстро согласился.

— Подождите, только билеты сдам, — сказал он в ответ и бегом направился к билетных октября

— Вот видите, как все хорошо получилось, — удовлетворенно произнес Всеволод Ильич.

Навстречу нам двигалась экзотическая пара — высокая дородная старуха, которая несла перед собой проволочную клетку с кроликом и маленький сивеньки старичок с жидкой бородкой.

Старичок радостно улыбаясь и что-то быстро-быстро заговорил. Можно было разобрать разве только слова: «шфпка», «братушки», «чукчи».

— А причем тут чукчи? — Громко спросил у меня Михась.

Старичок оживился, стал объяснять жестикулируя.

— Холодно там очень, как у них дети появляются? — Перевел я. Мы захохотали. Дед был явно в подпитии, и ему хотелось поговорить. Но старая обхватила его, словно ребенка, за воротник и, вежливо улыбаясь нам, повлекшее за собой.

Тут подошел Валера. Мы рассказали ему про деда, он посмеялся вместе с нами и попрощался до вечера.

«Банкет» отличался от обычной ужина том, что перед каждым как подарок от администрации Дома поставили бутылку сухого вина. Валерия, как приехал, как и обещал, заказал для себя в буфете рюмку болгарской водки «Раки». Он был уже явно в подпитии, и вдруг, глядя мне прямо в глаза, заговорил:

— А чего вы не спрашиваете, куда сестра телец денет?

— Валера, которое тельца?

— А я же вам говорил, что они готовились к встрече. Тельца вот зарезали, индычку. Говорил ее муж, что не приедут они, побоятся. А чего же бояться, моя родня, в ЦРУ вас вербовать собралась?

Мы растерянно молчали. А Валера понемногу брал себя в руки, пытался усмихацца, шутить. Но видно было, что он обижен не на шутку.

Через три дня мы уезжали. Валера пошел проводить нас на вокзал. Каждому он принес по подарку. Мне — авторучку и записную книжку с надписью по-русски Вот Валера».

— Валера, ты извини, что тогда не приехали к твоей сестре, — начал было я. Но Валера только молча махнул рукой.

С тех пор прошло уже более пятнадцати лет. А книжку с надписью От Валерия» я держу в ящике стола нетронутой. Самое интересное, что мы так и не узнали ни его фамилии, ни адреса. Просто помницца, что он тезка космонавта Валерия Быковского.

SQL - 20 | 0,630 сек. | 7.42 МБ