Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Сакольники — отец и сын

Старого давно в селе звали не по имени. Его называли либо Халип» — учитель. Учитель — так обращались к нему сакольники, или «гуще» — охотник с птицей — по-доброму говорили аднасяльчане. Такое уважение сямидесяцигадовы Анааман-ого заслужил не только благодаря своему возрасту. Во многих семьях его принимают как самого близкого, родного человека. Причина подобного почитания становится ясной из рассказов старожилов аула.

В семье Анааман-ага был единственным ребенком. Отец часто брал его на охоту, где он, затаившы дыхание, не сводя глаз с сокола, который охотился. Ему, тогда восьмилетнего мальчика, не доверяли хищную птицу, зато с Каракушам, туркменским борзых — тазы, он занимался целый день — он кормил его вареным мясом, паив верблюжьим молоком, менял на сухие посцилки в собачьей яме, лечил полученные на охоте раны. Будучи прадавжальник семейной традиции успешно узнавал навыки охоты с ловчими птицами. Но Великая Отечественная война заставила отца-учителя попрощаться с любимой делом. Он один из первых в ауле пошел на фронт.

К выпуску сокола на волю мальчик относился по-взрослому с пониманием — не все еще он узнал в этой древней школе воспитания и содержания хищных птиц.

Два долгие годы семья жила ожиданием писем с фронта. и вот в один из дней, в полдень, когда солнце поднимается в Зенит, а сельчане заканчивают работу и собираются за чаем, на окраине села появился знакомый грузовик. Это везли из райцентра самые необходимые продукты — рис, муку, чай … Водитель остановился, как обычно, около сельской конторы. Джахан-дайза НЕ разбудило сына, вместо нее это сделал Каракуш. Мальчик проснулся из-за его громкого лая, который прерывался радостным воем. Мать с сыном не успели пройти и павдароги, как увидели соседей, что спешили им навстречу. Радостные голоса сообщили о возвращении головы семье — Мавляма-ага. Анааман, оставив мать среди женщин, побежал к толпе. Фронтовика окружили взрослые и дети, он стремился ответить на все их вопросы. А борзая Каракуш с радостным воем кружился вокруг хозяина. Хотя он заметил сына издали, все же не смог удержаться на ногах, когда тот бросился ему на шею. Падаспевшая жена помогла мужу подняться. Сейчас радостное чадо разгубилися — перед ним стоял отец с двумя тяжелыми мылицами. Уже дома семья слушала рассказ бои, ранение, госпиталь и операцию. Два дня в дом героя шли люди — кто поздравить с возвращением, кто расспросить о своих близких. От них он узнал о погибших жителей аула.

Он привыкал к протеза на ноге и научился обходиться одной костыли, но все же пасти овец, как раньше, фронтовик не под силу. Вытянув свои инструменты, он начал восстанавливать свои былые навыки по изготовлению овечьих шкур. Но мысли его были о сокола. Его радовало интерес сына к рассказам об охоте. Свои надежды он связывал только с ним.

Уже второй неделю как расцветает гармула — лекарственное растение — признак появления потомства у сокола. Как выбрать будущего помощника в охоте, сын знал хорошо. В этом мол-ага убедился, когда Анааман, поднявшись по канату вверх в гнездо, вытащил из-за пазухи халата птенец, о котором сейчас должен был заботиться. Мальчик ставил ловушки на песчаного тушканчика — незаменимое питание для маленького хищника. Птица привыкала к новому хозяину и терпеливо ставился до Каракуша, который присутствовал при кармленни.

Незаметно прошло время. Настало время носки и работы на вабилу — сакольник должен приучить птицу к ношению на руке и возвращения к хозяину после свободного полета.

В середине октября, когда наступили холода, мол-ого стал собираться на охоту — проверил ловушки, золотые попону для борзую, собрал охотничье амуницыю для птицы. Утром, накинувшы хоут — специальное верблюжье седло на двухлетнего «корабля пустыни», сильно привязав мешки и флягу воды, отец с сыном оставляли аул. Отец с соколом на руке сидел в седле, а рядом шел молодой сакольник и их четвероногие помощник. Заметив на песке следы зайца, они решили остановиться.

Здесь их ждал ночлег. Изучив местность, опытный охотник начал ставить ловушки. Для Каракуша под саксаул выкопали яму, выслав ее сухой травой. Поужинав у костра и накармившы собаку, сакольники легли спать.

Утром, сняв попону с Каракуша и пасадившы сокола на руку, отец с сыном направились в сторону заячьей тропинки. Первая ловушка стояла нетронутая. Оглядевшись по сторонам, мол-ага направился дальше. Анааман увидел, как отец, оглянувшись, глазами указал ему на песке неглубокую полосу — заяц, попав в ловушку, пошел за барханы. Обессилевший за ночь, он не смог уйти далеко, и они нашли его, пройдя небольшую адлегасць. Сокол равнодушно отнесся к раненой животные, а Каракуша пришлось сдерживать. Обычно в таких случаях первой спускают ловчих птиц. Мол-ага сказал сыну с соколом вернуться в лагерь, доверив Харт завершить первый день охоты. Опытный сакольник понял, что птице нужно было победить страх к неизвестному объекту. Ближе к вечеру он подошел к голодной птицы с мертвым зайцем и позволил ей сделать несколько паклёвак. А уже на следующий день, соскочить с руки, сокол камнем падал на добычу, которая убегала. Чувство радости охватило Анаамана — он же первый раз самостоятельно напускал ловчих птиц. Ему мог бы позавидовать не только его ровесников, но и взрослый сакольник. За шесть дней охоты сокол добыл десять зайцев-дами.

Если сакольники вернулись в село, был уже полдень. Мол-ага не пошел в свой дом, а направился в сторону юрты бывшего сельского врача. Сейчас здесь жила его вдова Айна-дайза с тремя маленькими детьми. Прыадчынившы дверь, он поздоровался с хозяйкой и вытащив из мешка зайца, положил его у порога. Так же, на сколько хватило добычи, он обошел дома солдат, которые не вернулись с фронта. Отдохнув несколько дней, отец с сыном снова отправились на охоту — и так в течение пяти месяцев. Домой они приносили не более одного-двух зайцев. Остальных раздавали семьям погибших бойцов. Готовя еду, женщины оставляли кусочки мяса птице и собаку. Соколу и Харт нужны были силы на ежедневную охоту. Еще долгие послевоенные годы отец с сыном, Хартия-тазы и с соколом на руке помогали аднасяльчанам пережить трудные времена.

В 1951 году де-ага умер от полученных на войне ран. Перед смертью он часто просил принести к нему сокола. Анааман долго сидел у больного отца и слушал его. Отец знал — сын продолжит дело его жизни.

Если аднасяльчане собрались на паминки мол-ага, мальчик со слезами на глазах сообщил им о гибели этой утром сокола. Птица прожила без хозяина всего сорок дней. Эти смелые и сильные птицы отличаются своей странной верностью. Как и люди, аховники обычаев своего народа оставляют после себя добрые дела, светлую память и уважение.

Анааман-ого — тренер и учитель Национального клуба сакольникав. Он внес огромный вклад в возрождение и развитие национальной традиции туркменского народа — сакалинае охоту с туркменскими псами-тазы.

Специально для «Звезды» — Эебердыв АТА, председатель Национального клуба сакольникав Туркменистана.

SQL - 19 | 1,096 сек. | 7.38 МБ