Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Про серебряные ложки и генную инженерию

Инга МиНДАЛЁВА.

Сегодня в Интернете и «желтой» прессе можно встретить много «страшилок», посвященных генно-модифицированным организмам (ГМО). В какой степени им можно доверять? Где правда, а где — фантазия жадных до сенсаций журналистов? Попробуем разобраться.

Запятнана репутация

Осенью 1989 года в США состоялся так называемый триптофановый» скандал, который существенно уменьшил количество приверженцев генной инженерии (ГИ). Модифицированная «версия» L-триптофана (пищевой добавки) вызвала смерть 38 человек, более тысячи американцев получили серьезные проблемы со здоровьем.

В начале 80-х годов прошлого столетия L-триптофан был очень популярен среди жителей США. Его принимали от бессонницы, предменструальном синдроме, депрессии как «естественный» индуктор серотонина. Приобрести его можно было без рецепта в любом магазине здорового питания. Когда произошел скандал, общественное мнение устами средств массовой информации объявило анафему генной инженерии и всем генно-модифицированным продуктам. А вот что показало официальное исследование. Причиной печального инцидента стал не сам препарат, а упрощение процедуры его очистки. Количество активированного угля в фильтрах было вдвое уменьшено, кроме того во время очистки была исключена процедура фильтрации. Полученный препарат имел токсические побочные примеси, которые и привели к трагедии.

— Результаты исследования «триптофанового» скандала показали, что его причины связаны с технологиями производства препарата, а не с использованием генно-модифицированных организмов, — отмечает руководитель Национального координационного центра биобезопасности при Национальной академии наук Беларуси Александр ЯРМИШИН. — Аналогичная история могла произойти и с промышленными микроорганизмами, созданными с помощью традиционных методов селекции. Если руководствоваться логикой противников ГМО, нужно запретить, например, касторовое масло, так как нанесение клещевины, из которого получают это масло, имеет в своем составе один из самых сильных ядов — рицин. Нарушение технологии производства и попадание в масло рицина также может привести к трагическим последствиям.

В случае с L-триптофаном получилось как в анекдоте про серебряные ложки: ложки нашлись, а неприятный осадок остался. Доверие к генной инженерии и ее продуктов был взорван.

Часто основой «страшилок» о ГМО является доказанный факт, который выворачивается наизнанку или сопровождается неточным с научной точки зрения комментарием. Так получилось и с печально известной историей переноса гена бразильского ореха в сою. В «желтой» прессе итоги успешного самом деле эксперимента представлялись следующим образом: мол, ученые хотели получить супер-полезный продукт, а получили супер-аллерген. Утверждалось даже, что «многие потерпевшие знали про свою аллергию на бразильский орех и никогда его не покупали, но им и в голову не могло прийти, что бразильский орех может оказаться в сое. Этикетка товара на этот счет стыдливо молчала ».

— Такая соя действительно получено, — подтверждает Александр Ярмишин, — и это действительно очень полезный кормовой сорт. Однако, несмотря на то, что отмеченную трансгенную сою планировалось использовать исключительно для производства кормов, компанией-разработчиком (Риоnееr Hи-brеd иnt.) Было принято решение остановить испытания. За пределы лаборатории этот сорт никогда не выходил.

Кризис доверия к современным биотехнологиям в Западной Европе привел к оттоку инвестиций в эту отрасль науки, в отдельных странах исследования генно-инженерной направленности вообще были запрещены. Люди всегда с настороженностью относились ко всему новому, неизвестному. Это инстинкт самосохранения. Однако без развития, без принятия передовых достижений в науке и технике не было бы и прогресса.

По словам Александра ЯРМИШИН, Беларусь входит в перечень стран, которые присоединились к Картахенскому протоколу (2002 год, регулирует порядок ввоза-вывоза генно-инженерных организмов) и к Орхусской конвенции (1999 год, касается вопросов информирования общественности и ее участия в принятии решений в области экологии). В Беларуси в 2006 году было принято новое законодательство о безопасности генно-инженерной деятельности, создана система маркировки ГМ-продуктов и специализированные лаборатории, которые проверяют продукты на наличие ГМО-компонентов.

Изменения в сознании

Вообще, зачем нам ГМО, если вокруг их разгорается столько споров и ломается столько копий? По словам директора
Института генетики и цитологии НАН Беларуси, члена-корреспондента НАН Беларуси Александра КИЛЬЧЕВСКОГО, генная инженерия открывает большие возможности практически перед всеми отраслями народного хозяйства: медициной, промышленностью, сельским хозяйством, экологией и т.д.

Наиболее «продвинутые» в плане генной инженерии объекты — растения, именно с ними связаны почти все основные достижения ГИ. В мире уже созданы трансгенные сорта кукурузы с повышенным синтезом лизина; сои, устойчивой к гербицидам; картофеля, устойчивого к колорадскому жуку; люцерны с повышенной зимостойкостью. Есть сорта рапса, сои, кукурузы, способные синтезировать белки крови человека, женского молока, антитела и т.д. (Так называемое «молекулярное фермерство»).

Широкое распространение сельскохозяйственные ГМ-растения получили в США. Там только снижение использования гербицидов и удобрений, которое обеспечивают генно-инженерные сорта, позволяет местным фермерам получать доход 4-5 млрд долларов в год. Аргентина, благодаря сое, устойчивой к гербицидам, получает 2 млрд долларов в год.

Использование ГМО в растениеводстве, по словам Александра Владимировича, позволяет сохранить полезных с точки зрения экологического равновесия насекомых (из-за уменьшения доз пестицидов), снизить загрязнение почвы и водоемов, улучшить качество сельхозпродуктов. Кроме того, определенные сорта модифицированных растений можно использовать для очистки загрязненных тяжелыми металлами и нефтепродуктами территорий.

Сегодня в мире каждый двадцатый гектар, отведенный под сельскохозяйственные культуры, засеяны ГМ-растениями. и ежегодно занимаемая ими площадь увеличивается на 10 млн га. Самые крупные посадки генно-модифицированных растений находятся в США (около 50 млн га). Выращивают сельскохозяйственные ГМ-растения Аргентина, Бразилия, Канада, Китай. Последним время появились и в консервативной Европе (Испании, Франции, Чехии, Румынии). Постепенно сознание европейцев меняется в сторону принятия продуктов генной инженерии.

Если говорить про трансгенные растения, успехи ГИ в этом направлении очевидны и неоспоримы. В случае с трансгенными животными достижения пока что значительно более скромные. Тем не менее, уже созданы около 20 типов трансгенных коров, коз, свиней, овец, кроликов, которые продуцируют ценные фармацевтические вещества (снова «молекулярное фермерство»). Такой способ в разы дешевле, чем классический биотехнологический.

Реальные перспективы

В прошлом году в Беларуси завершилась государственная программа «Генная инженерия», первая ласточка, инициировавшей активные исследования в этой области. В результате работы 12 научных учреждений белорусскими учеными были получены первые трансгенные растения: картофель, устойчивый к вирусу Y, и картофель, устойчивый к некоторым грибковым болезням; ячмень, устойчивый к гербицидам; клюква крупноплодная с улучшенными вкусовыми качествами. Активно использовались классические модельные объекты — табак и арабидопсис (растение семейства капустных). В частности был получен модифицированный арабидопсис, устойчивый к нефтепродуктам, трансгенный титул табак с повышенной биомассой. Если аналогичный перенос определенных генов провести в отношении значимых хозяйственных культур, это помогло бы решить ряд проблем сельского хозяйства, отметил Александр Владимирович.

Что касается трансгенных животных, специалисты Института животноводства НАН Беларуси совместно с российскими коллегами работают над проектом создания трансгенных коз. Определенные сдвиги уже есть. Основная задача проекта — получение белка женского молока — лактоферрина.

В этом году утверждена новая государственная программа «Биотехнология», которая станет логическим продолжением предыдущей. «Наш институт этой программы раздел« ДНК-технологии для сельского хозяйства и здравоохранения », — пояснил Александр Кильчевский. — В растениеводстве будут созданы маркер-спутниковые селекции ряда культур (ржи, пшеницы, ячменя, третикале, сои, сахарной свеклы, картофеля, капусты). На основе молекулярного анализа мы сможем доказать наличие или отсутствие конкретного гена в растении и таким образом вести отбор. Академия наук сейчас предложила Министерству сельского хозяйства систему молекулярного тестирования всех существующих сортов ряда культур, чтобы использовать эти ДНК-паспорта для контроля ввозимых семян. Эта процедура похожа на проверку штрих-кодов в магазине ».

В ближайших планах белор
усских генных инженеров — создание картофеля, устойчивого к вирусам и колорадского жука, льна с высоким качеством волокна, клюквы, устойчивой к патогенным факторам, клевера с высокими кормовыми свойствами и т.д. В животноводстве ученые собираются ввести маркер-сопутствующая селекцию по ряду направлений (крупный рогатый скот, свиньи, лошади). Что касается медицины, ученые занимаются разработкой технологий для оценки на молекулярном уровне устойчивости к различным заболеваниям.

Планов много. и генетики надеются, что результаты их работы не будут восприниматься общественностью «в штыки», а послужат на благо государства.

SQL - 20 | 1,247 сек. | 7.41 МБ