Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Принцип маятник в «Правилах белорусского орфографии и пунктуации»

То, что правила белорусского орфографии и пунктуации будут зафиксированы законодательно, теперь уже не новость, а вот какие будут изменения, если они вступят в силу и насколько это «ударит» по бюджету, еще предстоит выяснено. Горячие споры и активные обсуждении, что развернулись вокруг еще не разработанного законопроекта, помогают «языкового вопроса» держать лидирующие позиции в рейтинге самых популярных и злободневных тем, а разработчиков и парламентариев делают наиболее востребованными героями газетных полос, теле-и радиопередач. Тем более что буквально на днях состоялось заседание соответствующей рабочей группы — депутаты пока готовят законопроект «О правилах белорусского орфографии и пунктуации» к рассмотрению в первом чтении.

Белорусское радио не осталось в стороне от обсуждения острой темы и на традиционную «Прямую линию» был приглашен Владимир Зданович — председатель Постоянной комиссии Палаты представителей по образованию, культуре, науке и научно-техническому прогрессу. Вести программу в студии радиожурналист Максиму Угляницы помогала корреспондент «Звезды» Алла Мачалава.

— Владимир Мацвеевич, почему вопрос пересмотра существующих правил возникла именно сейчас, а не 10 или 15 лет назад?

— Язык, как и все общество, не может быть в застывшем состоянии: в последнее время в стране произошли значительные изменения и в экономике, и в социальном жизни. Сегодня мы вышли на такой этап развития, когда среди приоритетов уже не только экономическое выживание и материальная обеспеченность, но и культура, а язык и культура — неразрывно связанные вещи, поэтому изменения должны быть в том числе и в правописания. Хочу напомнить и то, что в предисловии к старому правописания (1957 года, вносив изменения в правила 1934 года) были такие слова: «Беларуски правописания должен периодически совершенствовать свои правила», так что это было предсказуем теми, кто тогда создавал вариант правописания. К тому же, после 1991 года наши граждане получили возможность более-менее свободно выезжать за пределы и они начали привозить оттуда не только новые вещи, но и новые слова. Слова эти прочно внедряются в нашу жизнь, а другие, наоборот, уходят в небытие вместе с теми явлениями, которые они называли: среди примеров, приведенных в старых правилах, есть «Соединенные штаты Бразилии», хотя страны такой уже давно нет. В связи с этим основная задача разработчиков — в том, чтобы привести правила в соответствие с требованиями времени и упростить их. Необходимость изменений осознается сейчас всеми, даже теми, кто раньше был против.

— В начале 90-х все же поднимался языковой вопрос …

— Однако дело было не в том, чтобы сделать язык символом страны — это были политические споры, связанные с языком. То, что тогда стремились именно навязать белорусский язык жителям страны, было серьезной ошибкой и нанесла большой ущерб самой языке. Здесь нужно идти очень медленно, делать все вдумлива, прадбачлива, без спешки.

— Сегодня сложилась такая ситуация, что в журнале, газете или на Интернет-ресурсе мы можем найти самые разные варианты написания одного и того же слова. Иногда даже кажется, что некоторые авторы создают новые, собственные способы их написания. Чем, на ваш взгляд, опасна такая ситуация?

— Вспомним Библейское представление о вавилонского башню: Бог смешал языки, люди перестали понимать друг друга — и башня так и не была достроена. Мы же сейчас создаем сильную страну — единую, независимую, и для того, чтобы это сооружение произошло, нам нужна и единственная белорусский язык, ведь язык, государство и народ — неразделимы. Нужно навести порядок в использовании белорусских слов, особенно в белорусскоязычных изданиях, потому что даже странно: одно издание пишет «парламент», второе — «парламент», а третье — «парламент». Где же правда, какое слово считать правильным? Особенно важно это для подрастающего поколения: в школе им говорят одно, а затем они читают совсем другое — полный сумбур. Чтобы не было такой мешанины в головах наших людей, надо упорядочить правила — такой своеобразный «косметический ремонт» — привести в соответствие с настоящим. Раньше правила были приняты в форме постановления правительства, которая предусматривала ответственность за нарушение общепринятых норм применения белорусских слов, но кто ответит на вопрос «Что же такое общепринятые? Кто их принял? ». А если правила будут приняты в форме закона, это не будет настолько абстрактно и может предусматривать определенную ответственность.

— Или планируется введение штрафных санкций за нарушение правил? Критики иранизуюць, мол, за ошибки можно будет наказать даже школьников …

— За ошибки школьникам давно придумали наказание: им ставят низшую оценку. — (Смеется). — Возможно, и это мое субъективное мнение, после вступления в силу закона «О правилах белорусского орфографии и пунктуации» в других законодательных актах, которые также будут пересматриваться всем депутатским кругом, и возникнут какие-то меры ответственности. В самом же законе зафиксировано только, что правила являются обязательными для использования в официальных сношениях. Нарушения недопустимы по той простой причине, что могут заметить смысл текста. Что касается ответственности, ее должны нести за преднамеренную унижение. Если, например, название высшего государственного органа подается со строчной буквы — это пренебрежение к тому, что было выбрано белорусским народом.

— Кстати, о написание с большой буквы — что изменится в правилах?

— Сначала были предложения писать с прописной буквы все названия органов и должностей руководителей ли не до председателя колхоза. Постепенно стало понятно, что так будет много путаницы. Мы, так сказать, работаем по принципу маятник: колеблемся между самыми крайними точками, а потом в конце концов приходим к равновесия — и это самое оптимальное положение. После нескольких заседаний было решено писать с прописной буквы только названия высших государственных лиц и высших государственных органов, определенных Конституцией. Было бы чудесно избавиться исключений, которых на сегодня два: «Национальное собрание» и «Палата представителей», поэтому мы предлагаем писать в этих сочетаниях все слова с прописной буквы — «Национальное Собрание», «Палата Представителей». Нам говорят, что мы, возможно, будем нарушать при этом Конституцию Республики Беларусь. Тогда можно поставить вопрос: «А если бы Конституция нашей страны выдавалось, например, не в красной обложке, а в синей или зеленой — это было бы нарушением Конституции или нет?». Пожалуй, нет. Вот так и тут — мы просто приводим в соответствие правила правописания, но ни в коем случае не меняем сущность Конституции. Еще одно предложение нашей комиссии — писать наименовании государственной символики Беларуси (герб, гимн, флаг) с прописной буквы. Будет доведена до ума и написание названий орденов, медалей, почетных званий, чтобы разнобоя не было.

— Критики говорят, что нововведения будто придуманы для того, чтобы названия официальных должностей и лиц государства писались с прописной буквы. Что бы Вы им ответили?

Ни в коем случае не надо думать, что новые правила придуманы для этого: не должность украшает человека, а человек — должность. Не думаю, что слишком будут рады или наоборот расстроены те руководители, если названия их должностей и мест работы будут писать с большой или с маленькой буквы. Все объясняется проще: нужно навести порядок. Возьмем хотя бы Усекитайски Национальное Собрание Представителей — все слова с большой буквы, все понятно, а у нас какая-то путаница — что с большой, что с малой … Чем простейшими и более понятными станут правила, тем большее количество людей будет заинтересовано в изучении языка. В начале нашей беседы мы ставили вопрос, насколько удачный момент для введения новых правил — отвечу: момент очень удачный, потому что сейчас большое количество молодых людей стремится изучать белорусский язык. Об этом свидетельствует и то, что более 82 тысяч молодых людей принимали участие в тестировании по белорусскому языку — это значительный скачок вверх по сравнению с прежним периодом. и нам надо их активно поощрять, так как это даст новую жизнь белорусском языке.

— Владимир Мацвеевич, которые предложения поступают в парламент? Назовите, пожалуйста, наиболее дельные из них?

— Действительно, предложений поступает много, а самой полезной считаю такую: когда что-то прочно вкаранилася в белорусский язык, не надо это трогать. В Минске, например, есть улица Ландера. Разработчикам предлагали изменить в этом фамилии «э» на «а», чтобы расширить принцип аканья, которое так характерно для белорусского языка, и распавсюдившы его даже на заимствованные слова. Детский персонаж Питер Пэн мог превратиться в «Питара», а планета Юпитер стать «Юпитарам». Однако традиционные варианты с «э» настолько прочно вошли в языковую практику, что менять их было бы неправильно. Мы все-таки убедили разработчиков, что потребности в этом нет.

— Вот Вы вспомнили расшир

SQL - 28 | 3,108 сек. | 7.47 МБ