Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Не стесняйтесь страха. Бойтесь стыда …

Наталья КАРПЕНКО

Было и МЫСЛИ

Не единожды, в моменты некой «философской» настроенности мыслей, пыталась ответить самой себе на вопрос: что движет нашими поступками и действиями? Кто заставляет в определенной степени ведет себя так или иначе? Какие переживания наиболее сильно влияют на принятие того или иного решения?

В течение жизни каждый человек испытывает ряд чувств и их оттенков: радость, злость, стыд, ненависть, зависть, страх, гнев и так далее. Каждое из них может стать сильным толчком, пабужальникам к деятельности. Например, из зависти к соседу (он приобрел новую «иномарка») можно устроиться на три работы и с утроенной силой начать зарабатывать деньги … Из ненависти можно убить. От любви — свихнуться и наделать глупостей. Или наоборот — подняться к необычным духовных и профессиональных высот …

Но из всего множества чувств я хочу остановиться на двух, название которому — страх и стыд.

…Это случилось давно. Лет пятнадцать назад. Раз под осень. С редакционным заданием я ехала в командировку. До конечного пункта — отдаленного районного центра — дорога няблизкая. Но я «подготовилась». Сделала парочку многоэтажных бутербродов с копченой колбасой, бросила на дно сумки пакет со свежими огурцами и помидорами, пачка печенья, горсть конфет … Автобус отходил рано, поэтому большая часть пассажиров (в том числе и я) предпочла хотя и неглубоко, но все же — сна. На одной из остановок народу еще подсела. Деревенская женщина с узлами вежливо попросила пропустить ее на свободное место у окна. Я пропустила — мощную, розовощекий, в пестрой косынке — и она едва поместилась со всеми своими «сакуяжами». Автобус тронулся с места, и я собралась уже снова на некоторое время упасть в спячку. Женщина рядом тихонько дернула за рукав: Простите, пожалуйста. Даже не знаю, как и сказать … Может, у вас есть что-нибудь съесть? Сегодня с утра не успевала на автобус … Может, чего не жалко, а то под рэбрами так и сосет … »

Конечно, мне совсем не было жалко ни бутерброда, но все же … Надо было встать, вытащить из-под сиденья сумку, залезть, перевернув одежду, на самое дно … А в кресле было так мягко и уютно, автобус так милагучна мурлыкая. К тому же сама женщина показалась мне какой-то … нагловатой. Взгляните вы, не успела сесть, а уж о чем-то просит.

Словом, я мотнула головой — мол, ничего нет — и сделала на лице гримасу, которая означала крайнюю степень сожаления по этому поводу. Женщина еще раз попросила ей простить и затихла. На следующей остановке она вышла из автобуса и через десять минут вернулась, неся в руках пакет с горящими пиражками. Точнее, в тот момент я еще не знала, что они горячие. Просто издалека почувствовала их запах и представьте, как приятно хрумсциць поджаренного золотистая корочка. «Платок или газетка есть? — Поинтересовалась женщина. — Рассцилай, дитятко, будем есть. А то вон какая худенькая ».

Трудно описать всю гамму чувств, которую я испытала в тот момент. Шчымливы боль, раскаяние, сожаление, отвращение (разумеется, в отношении себя) и стыд, невероятный стыд, который пронзил, кажется, с головы до пяток. Лицо залило румянцем, а к горлу падступив коварный комок …

Разумеется, она ничего не заметила, а если бы и заметила, то не догадалась бы … Где уж простому искреннему человеку «от земли», отбросив хитринку, со любезны открытым сердцем понять нашу городскую лень, эгоцентризм, пагружанасць в незапамятные «размышлизмы» и наша элементарное нежелание услышать ближнего. Реального, конкретного, который стоит рядом и просит — нет, не сто рублей или сто долларов, а просто кусок хлеба.

Можете верить, можете нет — в гостинице я выбросила свои бутерброды в мусор. Не могла их есть, и все. При одном только вспоминать тянуло на рвота.

В особо тяжких преступлений нет срока давности. Но есть особо тяжкие преступления против собственной совести, которые время хоть и отдаляет, да не «затягивает», как рану. Стыд — это своеобразный адреналина, который «выбрасывающей» совесть в определенные моменты жизни. Чтобы падсилковваць душу. и очищать тоже. Осознав однажды агиднасць своего поступка, ты никогда не захочешь его повторить.

А теперь — о страхе.

Однажды возвращалась домой поздно вечером. Транспорт почти не ходит, людей на улице на пальцах пересчитать можно. На трамвайной остановке заметила мужчину. Точнее, сначала «заметил» он и начал «пасти» глазами. Мужчина был неприятный, неопрятный, низкарослы, с низким же лбом. Он вошел за мной в трамвай, за мной и вышел. и я оказалась с ним наедине на пустой улице, на расстоянии квартала от собственного дома. Он просто шел сзади, ускоряя шаг, когда это начинало делать я, или замедляя, когда мне хотелось пропустить его вперед. Мужчина не делал никаких попыток бежать за мной, но расстояние между нами постепенно сокращалось. Казалось, я спинного мозга чувствовала опасные флюиды, которые излучало его неуклюжая фигура. До дома оставалось еще шагов сто, но этот путь пролегал через темную — ни одного фонаря, высокие липы заслоняют полнеба — масла … В тот момент совсем некстати вспомнила про чудесный косметический набор, который лежал в сумочке — я купила его после работы и не успела еще как следует рассмотреть. Вспомнила с сожалением — дескать, ну вот, даже не воспользуюсь … Повернула в сторону аллеи и услышала, как он торопит шаг. Я ждала опасность с тупой неизбежностью, чувствуя, как холодеет нутро, а ноги перестают слушаться. «Главное, не бежать, сохранять спокойствие», — подсказывал внутренний голос. Но я уже не могла подчиняться разуму … Стой, с-сука!» — Услышала приказ сзади.

Вдруг аллея кончилась, и я чуть не попала под «такси», которое подъезжала с противоположной стороны. Машина прытармазила, и водитель, адчынившы дверцу, спросил, как подъехать к дому № 29. «Это здесь, совсем рядом, сейчас покажу! — Начала я заговаривать зубы таксистов, все больше удаляясь от страшной аллее. Он медленно ехал рядом, слушая объяснения. Шагов сзади не было слышно …

Дома, получив от родных прачуханку за позднее возвращение, я почувствовала себя самым счастливым человеком на свете. Потому что находилась в опасности, среди близких людей, которые вовсе не желали мне плохого.

О том, что могло бы случиться, не хотелось думать. Зато хорошо представляли, что чувство страха является, по всей вероятности, одним из самых мучительных психических ощущений, подвластных человеческой природе. Ничто не отнимает у человека силу духа в такой мере, как страх. Ничто не делает его в такой степени слабым, ничтожным, безвольным и беззащитным, ничто так не притупляет мозг, не разрушает, как боязнь опасности.

Хотя … страх может стать и движущей силой, если это — страх потерять дорогого человека. Или, скажем, перспективную работу. В таких случаях страх стимулирует к дополнительному действия, поиска выхода из ситуации, оригинальных решений … Многие руководители удачно (с их точки зрения) используют «политику плетки» в своих отношениях с подчиненными. Но может ли пробудить к настоящему полету мысли и душе чувство, которое в первую очередь призвано и мысли, и душу сковать?

Человек не может жить с вечным чувством страха. Рано или поздно он или преодолевает это ощущение, или прощается с предметом, который последнее порождает. и все становится на свои места.

С чувством стыда за однажды сделанную пакость расстаться невозможно, как невозможно перакрэслиць или переделать свое прошлое. Оно периодически будет напоминать о себе, здрадницкай волной Поднимаясь из глубин души до самого сердца.

Страх — сильное чувство. Но стыд — сильнее его.

Сегодня, когда вспоминаю ту женщину, которая принесла мне в автобус горячие пирожки, к горлу подступает коварный комок …

SQL - 20 | 1,510 сек. | 7.41 МБ