Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Не нам судить …

Сергей РАСОЛЬКА.

В номере газеты за 26 июня под рубрикой «Горячий» телефон «Звезды» была помещена публикация «Почему снизились заработки работников фермы?». Недавно она имела неожиданное продолжение. Но вначале кратко напомним суть той жалобы и ответа на нее.

У работников центральной фермы Минского областного унитарного предприятия «Доктаравичы» Копыльского района за последний месяц, по сравнению с предыдущими, снизились заработки. Разумеется, у сельчан возникли вопросы: что да как.

Чтобы разобраться в ситуации, редакция должна была просить помощи у начальника управления сельского хозяйства и продовольствия райисполкома Ирины Кисляк. Результаты проведенной по существу жалобы проверки через несколько дней нам довел начальник отдела экономики управления Геннадий Мисевич. Если опять же коротко, снижение зарплат в работников фермы объяснялось рядом объективных причин. Это и переход на расценки летне-пастбищного периода, и снижение надоев молока по сравнению с прошлогодним периодом, и снижение жирности молока, и вообще небольшое количество стада на ферме. Повторимся, это были результаты проверки, проведенной по просьбе редакции и озвученные Геннадием Мисевичам.

Проблема возникла там, где, как говорится, не ждали. Женщина, которая звонила в редакцию, прадставилася (хотя и не сразу) Оксаной Александровной Паранчук, чей муж в числе других семи работников работает на ферме. Да, я обращаюсь от имени их всех, они знают о жалобе в газету, трижды ответила женщина на вопрос журналиста. Наученный многолетним опытом общения с заявителями, я именно трижды задал его женщине. Записей номер домашнего телефона. Это тоже обязательное условие, иначе обращение можно считать анонимным и, согласно законодательству, не реагировать на него (исключение составляют только случаи, когда дело идет о совершение преступления). Далее, как правило, по обстоятельствам: адрес проживания, фамилию заявителя или упоминается на страницах газеты, или нет (в последнем случае либо по просьбе самого заявителя, либо по другим причинам, например, этического характера). Но в редакции координаты человека, что обратился, есть. Ради чего все так подробно объясняю?

Днями редакция получила письмо из деревни Новые Доктаравичы Копыльского района от … Паранчук Оксаны Бранислававны. Она пишет, что никуда не обращалась, но, поскольку в деревне больше нет людей с такой фамилией (муж работает на ферме, но также здесь ни при чем), авторство жалобы приписывают ей. Хотя уже с первого взгляда видно — не совпадает отчество. Я позвонил Оксане Бранислававне, пообщался. Свидетельствую — никакого отношения к жалобы, что прозвучало по редакционному «горячем» телефоне в конце июня, она не имеет. Тем не менее мы Приносим извинения и женщине, и ее мужу (впрочем, как и другим работником фермы, если они не знали о жалобе).

Оксана Бранислававна — домохозяйка, как мне показалось, очень доброжелательный, рассудительный человек. К ситуации, надо отдать ей должное, отнеслась с пониманием. Сошлись на том, что Бог судья тому человеку, который воспользовался чужой фамилии.

Или не слишком много внимания уделяется этому, казалось бы, мелкому факту? Должен заметить, что случаи, когда заявители просят помощи, но не хотят называть фамилию, адрес не такие уж редкие. Хотя и реже, но тоже есть факты, когда человек сознательно фактически подставляет другой — знакомого, друга, коллегу. По телефону же Иван Иванович Иванов легко может представиться Петром Петровичем Петровым. Как это проверишь? Поэтому и записывают журналисты все возможные координаты, сведения о человеке. Чтобы уточнить что-то в случае необходимости, сообщить, как рассматривается его вопрос, знать, куда ответ направлять. В конце концов, чтобы убедиться, что такой человек действительно существует и ты не зря тратишь свое время, время многих людей, к которым ты обращаешься по БелТА (как в нашем случае — смотри выше). Кто впервые звонит нам, бывает, иногда обижаются: зачем, мол. Отвечаю — чтобы не было таких вот случаев. Неприятных для всех.

А что же тот телефон, который обязательно записывается, когда кто-то жалуется? Знаете, выяснить, кому он принадлежит — не такая уж большая дело. Узнать имя, отчество, фамилия, полный адрес (я уже не говорю, что в особом случае может быть использовано и распечатка разговоров — кто, когда, кому звонил). Все это я сделал, набрал уже знакомый номер. Узнал и голос, и манеру разговора. Спросил: почему же так? Вы же попросили помочь, по сути свою задачу газета выполнила. Зачем давать фамили
ю другого человека? А я ничего не знаю, никому не звонила, услышал в ответ. Хотя моему звонку собеседник не удивилась. А фамилия того человека … Оксане Бранислававне Паранчук его знать не интересовало, да и не назвал бы его журналист все равно — ни в разговоре с ней, ни на страницах газеты. Как раз по тем самым причинам, о которых упоминал в начале — по этическим соображениям в том числе. Не нам судить того человека …

SQL - 18 | 0,938 сек. | 7.38 МБ