Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Михаилу Финбергу: «У нас не было концертов без аншлага»

Мы уже привыкли, что у нас есть такой оркестр. Привыкли, что его название красуется на афишу под названиями громких программ. Привыкли, что он может быть разным — то джазовом, то эстрадным, то даже камерным. Ведь название «эстрадно-Симфонический» обязывает ее оправдывать. А статус «государственный» вынуждает служить — стране и самым разным вкусам самых разных ее обитателей. 15 лет существования Государственного концертного оркестра, который первый в стране получил звание заслуженного коллектива, говорят сегодня о том, что его руководителю удалось уловить сдвиги времени и условия существования в нем музыки. А о том, с чего все начиналось и к чему привело, рассказывает главный дирижер Михаил Финберга:

— Мы получили предложение создать новый оркестр, концертный. Я с большим удовольствием взялся за эту работу. Предложение исходила от заведующего отделом культуры ЦК Ивана Иваныча Антановича, бывшего министра культуры Юрия Михайловича Михневич.

— Как вы собираетесь отмечать 15-летие?

— Я не думаю, что нужно как-то специально его отмечать. Дело не в этом. Есть просто определенный творческий возраст, где уже можно подводить какие-то итоги. Мы 15-летие будем отмечать работой. Мы сделаем фестиваль одного оркестра. В течение недели прозвучат семь различных программ, мы покажем, на что способен этот коллектив сегодня. Мы покажем музыку разных жанров, разных направлений. Думаю, на этих концертах будет много гостей.

— Уж много сейчас в оркестре музыкантов, оставшихся от первого состава?

— Это и не нужно, чтобы остались все, должна быть ротация. У кого-то начинает падать творческий рост, кому-то неинтересно музыка. Мы с такими людьми прощаемся. У нас каждый год идет приток новых сил, молодежи. В основном это воспитанники нашего белорусского музыкальной школы, и мы этим очень гордимся.

— Есть люди, которые хранят верность оркестра?

— Безусловно. Я могу назвать заслуженных артистов Беларуси Андрея Шпялёва, Валерия Шчарыцу, Владимира Ткаченко, Александра Калиновского, Андрея Глушко, Нину Лушчынскую. Много музыкантов, которые работают с первого дня, всех не назовешь.

— Государственный концертный оркестр Беларуси является учредителем ряда фестивалей. Зачем вам их столько, ведь это, кажется, не так легко?

— Кто-то же должен работать … Если вы уезжаете от Минска 20 километров в какой-то городок, где нет ни одного культурного мероприятия, это хорошо? Да, я считаю, всем нам надо больше работать, чтобы поправить положение. Мы сейчас перенесли свою концертную деятельность более в районные города. Ближе к людям. Есть фестиваль в Молодечно, есть фестиваль в Несвиже, а теперь фестиваль камерной музыки будет еще в Заслави. Мы сотрудничаем еще и с большими предприятиями, делаем концерты для их сотрудников. Немножко пераарыентавалися.

— Когда-то очень много очков в пользу вашего оркестра принес фестиваль в Молодечно. Но уже два года фестиваль белорусского поэзии и песни не проводился …

— Я могу сказать, что он не проводился по вине бывшего руководства Министерства культуры. А теперь мы снова готовимся его проводить. и будет он под патронажем Главы государства и, я надеюсь, станет одним из самых серьезных фестивалей в нашей стране. Потому что это национальный фестиваль. Главное, чтобы люди не загаворвалися, а помогали его делать.

— Раньше, когда фестиваль проводился, возникла проблема, что мало белорусских песен рождается в Беларуси ежегодно. В результате Молодечненский фестивали решили проводить раз в два года. Как вы собираетесь строить программу будущего фестиваля: опираясь на новые песни или ретроспективы?

— Будут и новые песни. Но обязательно прозвучат и старые. Есть песни, которые живут очень долго. Например, мы собираемся открывать фестиваль песней Ровенского, которая написана в 1913 году, — «Люблю мой край, страницу эту». Она замечательная, но что, ее уже не выполнять из-за того, что она старая? А выполнять новые, которые ей уступают? Главное, каком качестве эти песни. Думаю, будет блок «Премьера песни», специально, чтобы показать новые.

— Было время, когда ежегодно вы прыдумвали какой-то новый фестиваль. Кажется, охватили все главные музыкальные направления, что невозможно выдумать что-то новое.

— Мы сегодня организуют 6 фестивалей, и еще в двух участвуют. Возможно, мне еще что-то хотелось бы сделать, но на все нужно прежде всего средства. Я обойдусь очень небольшими средствами. Достаточно сказать, что все фестивали мы работаем безганарарна. Делаем это
из уважения к налогоплательщиков, которые оплачивают нашу работу.

— Государственный концертный оркестр Беларуси известен еще и за пределами своей страны. Были гастроли в Италии, Германии, на российских телеканалах часто вас доводится видеть. Складывается впечатление, что у вас нет отбоя от предложений. Так ли это?

— Приглашений таких немного, надо сказать честно. и хотя нам нужно это и для того, чтобы немного подзаработать, но важно еще и то, чтобы наши международные связи Расширялись, чтобы Беларусь больше узнавали. Вот в этом моменте мы и не находили понимания у бывшего руководства Министерства культуры. Об этом можно рассказывать целые эпизоды, не подлежащих нормальному анализа.

— Раньше вы говорили, что у оркестра есть своя студия. Или делаете вы записи?

— Нет, сейчас не делаем записей по объективным причинам. Технически она уже устарела. и делать большую работу, прикладывая колоссальные усилия, — немножко обидно. Поэтому мы сейчас приостановили это дело.

— А если бы все-таки была возможность, что бы вы записывали в первую очередь?

— Конечно, белорусский музыку. Сейчас мы приступили к работе над Анталогия белорусского песни. Первая часть будет содержать Анталогия белорусского поэзии в музыке от ХVии века, от Сыракомли, до поэтов ХХ века. А вторая часть будет посвящена белорусского эстрадной песни. Такой у нас есть план, и, я думаю, мы его доведем до воплощения.

— Не так давно вы стали сенатором. Или думаете вы влиять на решение проблем белорусского культуры?

— Да, я буду стремиться, чтобы законы, которые будут приниматься, были подспорьем для любого руководителя в области культуры или просто деятеля культуры.

— Или чувствуете на себе новую ответственность и нагрузку?

— Безусловно. и ответственность, и нагрузку.

— Или поднимали вы проблемы, с которыми сталкиваются деятели культуры, во время встречи с Президентом?

— Я могу сказать со всей ответственностью, что президент Александр Лукашенко сделал для искусства столько, сколько все остальные руководители вместе не сделали. По крайней мере, это видно по выдаче квартир работникам искусства, по вливания денег. Другое дело — как этим распарадилися. Мы об этом тоже с ним говорили. К сожалению, не все эти денежные вливания попадали туда, куда необходимо. У нас многие считают, что сначала нужно получить деньги, а потом создать коллектив. Я думаю иначе. Сначала сделать первую программу, показать, что есть сегодня, и самое главное — иметь представление, что делать завтра. А у нас наоборот. Придавали денег, а потом эти коллективы распадалися. и можно привести не один пример. Все добро надо очень по-хозяйски распределять. Купили новые инструменты в симфонического оркестра, к примеру, то старые надо передать хотя бы в учебное заведение. А не так, что и старые остались, и новые займели, а другим — ничего. Это только один момент …

Мы говорили о проблемах развития белорусского культуры. Я на примере работы своего коллектива их изучил, точно знаю, что нам мешает работать. Единственное могу сказать: я не просил для нашего оркестра ничего. Мы говорили и о наших успехи, которым уже сейчас можем радоваться. и говорили о трудностях, которые еще предстоит пережить. О том, чтобы у нас была возможность распоряжаться деньгами на нашем счету. Сейчас мы не можем ими распоряжаться — разрядная сетка буквально задушила, мы пришли к вравнилавки. и во всех вопросах я имел понимание и поддержку Главы государства.

— Как вы сами восприняли это назначение?

— Для меня это была неожиданность. В конце разговора Александр Григорьевич мне это решение объявил и прямо при мне подписал Указ.

— Можно ли сегодня в наших условиях, чтобы коллектив, какая-то культурная единица, сама себя обеспечивала, или все-таки нужны дотации?

— Чтобы у нас были законы, согласно которым мы сами могли бы распоряжаться тем, что зарабатываем, многое можно было бы уже взять на себя. Но у нас таких законов нет.

— Теперь вы будете способствовать, чтобы они появились?

— Буду. Но это не так все просто. Может и я в чем-то ошибаюсь. Надо все четко выверить. Ведь это серьезное дело.

— Как новую работу собираетесь совмещать с управлением оркестром?

— Многим кажется, что в Совете Республики идут заседания каждый день. Нет, там составлен специальный расписание, чтобы люди могли работать на своей работе и, если необходимо, возвращаться к ответственной работе в Совете Республики, чтобы имели возможность совмещать. и я буду совмещать так же
, как это делают и другие люди, которые туда избран, — представители областей, руководители предприятий и другие. Всех 66 человек.

— Как оркестранты встретили ваше назначение?

— Мы специально это не обсуждали, но, кажется, нормально.

— Какое из ваших званий вам далось наиболее тяжело? Если она значит для вас?

— Я благодарен своей стране, своему народу и руководству страны, что заметили мою скромную работу. Но это не сразу и не вдруг. Сначала первые 25 лет работы меня никто не замечал, я не имел даже простой благодарности от директора цирка, в котором тогда работал. Я не сразу стал народным артистом и лауреатом Государственной премии, профессором, прошел длинный путь ради этого.

— За эти 15 лет в истории оркестра были, наверное, разные периоды?

— Во все периоды нас очень уважал народ, зритель. У нас не было концертов без аншлага. Либо если билеты продавались бы в кассе за 2-3 суток до концерта. Но были периоды, когда руководство Министерства культуры к нам по-разному относилась. С уважением вспоминаю многих министров, с которыми работал, которые и к нашему коллективу относились с уважением.

— А с новым министром вы уже нашли общий язык?

— Я и не собираюсь специально это делать. Нормальное руководство, приступила к делу очень активно, заинтересована. А при таком подходе, я и не сомневаюсь, его ждет успех.

— Много ли у вас друзей в жизни?

— Очень много — для меня достаточно. Я стараюсь дружить.

Беседовала Лариса ЦиМОШЫК.

SQL - 16 | 1,062 сек. | 7.39 МБ