Михаил КУЗНЕЦОВ: «Задача № 1 при приватизации — находить эффективного собственника» …

Игорь ШЧУЧЭНКА

Мировой опыт свидетельствует о том, что частный сектор функционирует эффективнее, чем государственный. Сторонником разгосударствления предприятий является и эксперт «Звезды», декан экономического факультета БГУ, заслуженный деятель науки, профессор Михаил Ковалев, которого сегодня мы снова попросили выступить на страницах газеты. Тема нашей беседы, как показала пресс-конференция, которую дал президент Беларуси Александр Лукашенко, одна из самых актуальных — приватизация.

— Все помнят пример двух Германией — Восточной и Западной, — говорит Михаил Ковалев. — Валовой внутренний продукт Западной был в несколько раз больше, чем Восточной. Одна нация, один народ, одинаковое рвение, однако успех Западной Германии определялся одним главным фактором — частной собственностью. То же самое можно говорить о Южной и Северной Кореи. Недаром даже те страны мира, в которых доля государственного сектора довольно большая, в последнее время пошли на активное его разгосударствление.

— Что касается процесса приватизации, то, на ваш взгляд, какие тут должны быть технологии?

— Сам процесс приватизации должен быть организован максимально эффективно. Все то, что сказал на пресс-конференции президент насчет технологий приватизации, абсолютно правильные, четкие и конкретные слова. От технологий приватизации, от процесса приватизации будет зависеть, насколько эффективно потом будут функционировать частные предприятия. Российский опыт приватизации, несмотря на очень быстрый начальный этап (иначе там и не могло быть: им нужно было отойти от социализма к рыночной экономики), свидетельствует, что сам процесс перехода, точнее поиска эффективного собственника, передела собственности занял довольно значительный срок времени, а во многих отраслях экономики он еще и сегодня не завершен. Да, есть отрасли, которые довольно быстро нашли эффективного руководителя, грамотного, квалифицированного собственника. Примеров тому много — та же империя самого богатого человека России Ходорковского «Юкос» и т. д. Однако во многих других областях до сих пор эффективный собственник так и не найден.

— А что значит «неэффективный собственник»?

— Неэффективный собственник, яками случайно достался завод, может просто станки продать на металлолом и поехать на полученные деньги на ва или еще куда. Мы втащили приватизацию, мы сохранили в довольно приличном состоянии нашу государственную собственность, поэтому сейчас мы должны провести приватизацию действительно эффективно, то есть мы должны быстро и сразу найти эффективного собственника. Я считаю, что в том числе и падение производства промышленности в России, ВВП связано не с тем, что осуществлялась приватизация, а с тем, что сразу не был найден эффективный собственник. Поэтому в приватизации задача номер один — с первого захода найти таких собственников, которые будут высокими профессионалами и будут профессионально управлять заводами, будут заинтересованы в их быстрой реконструкции, модернизации, заваёвванни новых рынков и т.д. У меня сложилось впечатление, что сам Президент это как раз хорошо понимает: задача номер один при приватизации — находить эффективного собственника. Это более важная задача, чем даже получить большую сумму за приватизацию. и не случайно у нас в Беларуси выбрана в качестве основной инвестиционная модель приватизации.

Не так важно, например, сколько «Балтика» заплатит в казну за покупку контрольного пакета акций, как важно то, сколько она собирается здесь инвестировать, насколько быстро собирается инвестировать, насколько быстро собирается нарастить объемы своей продукции. На мой взгляд, это самое важное. Примеры быстрой приватизации в Восточной Германии привели к тому, что человек за условную цену покупал все супермаркеты в центре города, а потом они по три-четыре года стояли без дела и выяснялось, что они ему просто были нужны, и он не знал, что с ними делать.

— Михаил Михайлович, какие еще критерии следует учитывать при приватизации?

— Первый и главный — кому отдавать предпочтение. При всей глобализации мировой экономики, транснацыянализацыи нее я по-прежнему глубоко уверен, что предпочтение должно быть отдано национальному инвестору, то есть тому белорусу, у которого накоплен деньги и, возможно, находятся в афшорах.и несмотря на все это, я на месте правительства и приватизационных комиссий отдавал бы предпочтение таким людям. Не исключаю, что нужно принять определенные нормативные акты, которые позволили бы легко и быстро легализаваць белорусам свои капиталы, заплатив какой-нибудь условный налог. При приватизации важно, чтобы структура собственника была также прозрачной, чтобы было видно, кто покупает завод. Россия к этому пришла. Теперь мы знаем, кому принадлежит «Вим Биль Дам» », знаем структуру собственности« Юкоса »и многих других, потому что дальнейшее нормальное эффективное функционирование может быть только в том случае, если структура собственности прозрачна. Поэтому при решении вопроса, кому отдавать предпочтение, нужно еще безусловно учитывать, чтобы это было ясно видно. Остальных инвесторов, на мой взгляд, нужно просто диверсифицировать. Понятно, что часть может достаться россиянам, часть немцам, голландцам, американцам. Ничего в этом страшного нет. Но также понятно, что большого перекоса в сторону одной страны делать нежелательно. Насколько я знаю, большинство приватизационных комиссий всегда держат у себя на столе диаграмму со структурой происхождения капитала. При этом, безусловно, есть определенные обязательные принципы, описанные в хороших учебниках по экономике, которых нужно придерживаться. Понятно, что газовый комплекс, трубы газовые, нефтехимического комплекса нужно приватизировать с участием в первую очередь россиян. Опыт Польши, Литвы показал (в Литве попытались продать Мажейкяй американцам, в Польше попробовали один из нефтеперегонных заводов приватизировать сами), что такие объекты должны в значительной степени полагаются тем, чью сырье они перерабатывают. и тут все понятно и достаточно определенно. Не случайно тот же «Юкос» приобрел уже Мажейкяй, несмотря на то, что литовцы на первой стадии категорически отказывались его продать россиянам. Необходимо учитывать, чью сырье использует предприятие, на чьих рынках продает готовую продукцию, чьи технологии использует, каких фирм. Учет этих факторов действительно поможет найти достаточно эффективного собственника, который будет заинтересован в будущем працвитанни завода, а не в его ликвидации и уклонении, как конкурента.

Следующий принцип, которого нужно придерживаться, и об этом достаточно ясно сказал Президент, это открытость, прозрачность всех приватизационных процессов. Понятно, что даже мелкие предприятия должны продаваться, акцыяниравацца с помощью тендеров. Самая лучшая форма всегда — это тендер. Причем ясно, что прозрачными должны быть все этапы. Иногда общество не может отследить, насколько выполнены все условия тендера. А к этому процессу, на мой взгляд, должны быть присоединены журналисты и стараться максимально объективно его освещать. Хотя, конечно, журналистов и газеты будут, безусловно, использовать в приватизационном процессе для того, чтобы не допустить конкурентов или разделаться с конкурентами, скомпрометировать их. Есть такой мировой опыт, и этого избежать нельзя. Но, как мне кажется, общество должно спокойно наблюдать за полемику, которая, например, совсем недавно шла вокруг «Балтики». Нужно было только какой-то газете объяснить, что на самом деле это идет нормальный процесс: разумеется, тот, кто покупает, хочет меньше дать, а кто продает, хочет подороже продать — идет торговля. В это торговля оказываются вцягнутыми и журналисты, и телевидение, да и политики во всех странах мира в это дело всегда вовлечены. На встрече в Министерстве иностранных дел Владимир Путин ясно заявил, что главная задача российского МИДа — защита интересов российского бизнеса за рубежом. Поэтому на многие процессы в наших отношениях с Россией тоже нужно смотреть довольно спокойно, как на нормальную работу россиян в интересах своего бизнеса, как, кстати, и наше правительство должно работать в интересах всего белорусского народа.

Еще один принцип, о котором иногда мы забываем, следует учитывать при приватизации — это не дробление предприятий, не вычленение с предприятия кусочка и создание на его основе малого СП или частного предприятия, а консолидация предприятия, укрупнение его. Вот главный путь приватизации, потому что в современной глобальной экономике, особенно если рядом мы имеем буйнаманипализаваную российскую экономику, выстоять смогут только очень крупные предприятия, холдинги, транснациональные корпорации. Можно, конечно, приватизировать отдельно взятый, например, Клецкий молочный завод, или Лидский завод по производству комбайнов, но лучше создавать при приватизации крупные концерны — мясо-молочные, машиностроительных.

Это удобная повод консолидировать наши предприятия, объединить все предприятия сельскохозяйственного машиностроения. В будущей конкурентной борьбе выстаиць только тот, кто увлечет важную долю рынка. Недаром на российских рынках главная борьба разворачивается не за прибыль, а за захват дальше рынке: в современной очень жорсткаканкурэнтнай экономике выстоять может то предприятие, которое является широкомасштабным, которое выпускает массовую продукцию и в большом количестве. Поэтому еще раз подчеркиваю, что при приватизации ни в коем случае нельзя допускать дробления, а нужно стремиться к консолидации, к поглощению, слияния, к созданию, например, вместе с россиянами или вместе с немцами транснациональных корпораций. Только тогда они смогут эффективно работать. Иначе это будут временные предприятия.

— Когда-то вы говорили, что внутренний рынок наш также должен быть создан из конкурентов.

— Мы не должны забывать о том, что внутренний рынок у нас должен быть конкурентен. Желательно, по крайней мере в отраслях пищевой, легкой промышленности даже внутри страны создать конкурентов. Ясный пример есть. Был «БелСел», на рынке появились еще и МТС, и владельцы мобильных телефонов сразу почувствовали, что такое конкуренция. А вы представьте себе, что и вторую лицензию купила бы компания, связанная с компанией, которая владеет «БелСел». Понятно, что конкуренции не было бы, и о никоим снижении тарифов и разговора быть не могло.

и еще один момент, который нужно учитывать при приватизации, — это, безусловно, приоритетность. Об этом также президент ясно сказал: для нас в первую очередь наиболее важные градообразующие предприятия, которые могут вот-вот рухнуть, и неясно будет, что делать с целым городом. Поиск собственников для них — исключительно важный вопрос. Возможно, мы не должны ждать милости от инвесторов, а должны сами искать их, потому что может быть поздно. Теперь наступил момент, когда нужно, как в Китае, для построенной нашей вертикали власти буквально доводит по-коммунистической план-развёрстку — сколько привлечь инвестиций, сколько создать негосударственных предприятий, и именно по этим параметрам оценивать работу губернаторов, мэров и т.д. Так было на первой стадии приватизации в Китае, и когда коммунистическая партия Китая жестко контролировало старыми методами процесс приватизации, он действительно быстро ушел. Возможно, нужно даже увеличить долю отчислений в местные бюджеты от вновь созданных негосударственных предприятий, чтобы местные власти в каждом поселке, каждом селе, каждом городе были заинтересованы в создании мощного, эффективно функционирующей негосударственного сектора. Чтобы они знали, что от этого зависит наполнение их бюджета, их зарплата и т.д.