Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Михаил Ковалев: «Будет высокая покупательная способность белорусского населения — будет шанс для отечественной экономики»

Игорь ШЧУЧЭНКА

Взгляд

На заседании коллегии Министерства экономики Беларуси подведены итоги экономического развития страны за прошедший год. Свое видение перспектив экономического развития страны сегодня выражает декан экономического факультета БГУ профессор Михаил Ковалев.

— Михаил Михайлович, на ваш взгляд, какие главные итоги года для экономики Беларуси?

— Я на первое место поставил бы выход на единый курс, избавление от множественности курсов, что очень благотворно сказалась на экономике, стимулировало экспортеров, создало равные условия хозяйствования для большинства наших предприятий. Поэтому в ближайшее время все они могут работать в более-менее стабильным одинаковым среде. и станет ясна их истинная рентабельность, станет понятно, чего они стоят в нормальном экономическом среде. Я думаю, это главное достижение 2000 года. Тем более важно, что Национальному банку удалось безболезненно провести девальвацию белорусского рубля. Но еще более важно то, что Национальный банк впервые фактически за все десять переходных лет продемонстрировал возможность контролировать и управлять процессами, которые происходят. Нечто подобное у нас было только в небольшой промежуток времени в 1995 году. Весь остальной период денежно-кредитные процессы были в значительной степени непадуладными Национальному банку. А теперь стало ясно видно, что цели, намеченные на этот год, также будут выполняться. Это почувствовали все субъекты хозяйствования, в том числе и валютные спекулянты. и об этом говорит тот факт, что фактически уже 13 месяцев рыночная курс не подвергается существенным изменениям.

Второе главное достижение прошлого года, на мой взгляд, исполнение, даже перевыполнение оптимистический варианта Национальной экспортной программы. Экспорт зря назван одним из главных приоритетов нашей экономики. Действительно, для небольшой государства, каковым является Беларусь, от экспорта и темпов его роста зависят и будущее, и качество сегодняшней жизни. Я полагаю, экспортная программа была перевыполнена в оптимистический варианте благодаря тому, что был четко продуманный план мероприятий по ее реализации. По итогам прошлого года рост экспорта составит примерно 25 процентов. То есть мы фактически вышли на рекорд 1997 и даже немного его перекрыли.

— и это при том, что основной рынок белорусских товаров — российский — ничем не отличается от других мировых рынков. А точнее, становится таким же, как и другие рынки.

— У нас на российском рынке только следующие преимущества: уже завоеванные позиции, отсутствие языкового барьера и, скажем, общий менталитет. Три эти факторы, безусловно, являются немалаважными. Однако в России сегодня работает много и других мировых фирм. Поэтому понятно, что там теперь будут смотреть на соотношение качества товара и его цены. и никакие тут лозунги о славянском братстве нам не помогут. Если наш трактор в отношении качества и цены будет лучше, чем трактор, например «Фиат», то купят его. В ином случае — купят небеларуски трактор. Поэтому важно, чтобы успех в выполнении экспортной программы был поддержан году. Правда, теперь мы даходим к той черте (в смысле наращивания экспорта), когда происходит насыщение рынка белорусскими товарами. Поэтому и в последующие годы экспорт должен быть приоритетом номер один и находится непрерывно в поле зрения и правительства, и министерств, и предприятий и т.д.

— Михаил Михайлович, на первый взгляд кажется, что итоги 2000 только положительные …

— Да, на первый взгляд кажется, что результаты хорошие. Однако вместе с тем следует отметить, что рост в экономике достигнут не за счет освоения новых технологий, не за счет строительства новых заводов, не за счет выпуска принципиально новых изделий, а успех достигнут что за счет усиленной эксплуатации существующих старых технологических процессов. Экономика действительно продемонстрировала чудеса выжывальнасци, однако сегодня она выциснута до конца. Можно даже сказать, что чтобы выполнить пятилетний план, мы выциснули нашу экономику, как лимон. Далее на старых мощностях, на старых технологиях мы вряд ли сможем добиваться тех темпов роста, которые были, например, в этом году. Надо переходить к новой качеству, к новым технологиям. А для этого нужны инвестиции. Вот это главная проблема. В прошлом году план по инвестициям не выполнены, и в целом инвестиции в 2000 году составили всего 48 процентов от уровня 1990 года. Понятно, что без масштабных инвестиций, обновления промышленности сохранения конкурентоспособности быть не может. и здесь должно бы было стать очевидным нашему правительству, руководству, что нужны поистине решительные изменения в деле привлечения инвестиций. и главная из них — приватизация госсектора.

— Существует мнение, что Беларусь имеет не самый лучший инвестиционный имидж. А потому попытка привлечь иностранных инвесторов заранее обречена на неудачу.

— Инвестиции не идут не потому, что у нас хуже инвестиционный климат. и даже не потому, что у страны не совсем хороший инвестиционный имидж в мире. Инвестиции не идут потому, что они всегда и везде — частные инвестиции. А частные инвестиции идут в частные предприятия. Никто из западных инвесторов не будет вкладывать деньги в белорусские государственные предприятия. Поэтому я глубоко убежден, что если мы хотим будущего для нашей экономики, то приоритетом номер два после экспорта должна стать эффективная приватизация. Мы сегодня можем учиться на уроках России и других стран с целью, чтобы не допустить ошибок приватизации, не отдать кому не надо предприятия. Потому что без приватизации, без поиска для каждого крупного предприятия эффективных владельцев, еще раз повторюсь, будущего у экономики не будет. Мы проедаем то, что досталось нам от социализма.

— Михаил Михайлович, какие можно выделить наиболее актуальные проблемы, что ждут белорусский экономику в этом году?

— На мой взгляд, опасность номер один — разрыв между доходами населения, растут, и производством товаров народного потребления. За год реальные доходы населения выросли на 18 процентов, а розничный товарооборот — только на 8,5 процента. Причем розничный товарооборот уже процентов на 40, а есть опасность, что в ближайшем будущем уже и наполовину будет обеспечиваться за счет рынков, на которых продаются в основном товары неайчынных производителей. Мы видим, как те же российские товары, начиная от пива «Балтика» и заканчивая той же макаронами, упорно завоевывают белорусский рынок. В том случае, если зарплата не будет обеспечиваться товарами и услугами белорусского производителя, то, естественно, она обрушится на импортные потребительские товары. Вот это и есть главная угроза. и курс мы тогда не удержим, и сальдо торгового баланса станет резко отрицательным. Я полагаю, что внимание правительства, министерств и учреждений должна быть сориентирована на высокую покупательную способность населения — это шанс для отечественной экономики. и она должна этот шанс не упустить, не отдать производителям импортных товаров. В противном случае не поможет даже жесткая политика Нацбанка, и курс абвалицца, как это было в марте 1997 года. Уже сегодня в потребительском корзине стандартной белорусского семьи треть товаров — импортные. Это очень опасно для экономики.

Вторая наша проблема, как всегда, агросектор и пищевая промышленность. Агросектор требует все больше и больше денег, а дает все меньше и меньше продукции. Отрицательное сальдо экспорта-импорта по товарам четырех первых сельскохозяйственных групп в 2000 году превысила полмиллиарда долларов. Это означает, что из чистого экспортера мы превратились в чистого импортера сельскохозяйственной и пищевой продукции. Вот результаты работы нашего сельского хозяйства.

— Пожалуй, наиболее актуальный вопрос, который интересует многих: насколько реально содержать курс в рамках запланированной среднемесячной девальвации белорусского рубля не более чем 3 процента?

— Абсолютно реально при условии, что экспорт сохранится в прежнее объемах, и при условии, что зарплату, которая возрастет, будут нейтрализовать продажей отечественных товаров и ростом стоимости услуг. Не секрет, что если зарплата возрастет до 100 долларов, то квартплата не может составлять 10 долларов. Квартплата за двух-трехкомнатную квартиру также должна вырасти как минимум до 20-30 долларов. Поэтому часть зарплаты безусловно пойдет на возросшие тарифы за жилье, транспорт, электричество. Это неминуемо. и к этому надо быть готовыми. Не случайно зарплата в странах Прибалтики выше чем у нас, но и квартплаты менее 50 долларов там нет.

— А будет существенно зависеть стабильность курса от темпов выделения российской стороной кредита?

— Стабилизационный кредит Центробанка России Нацбанке Беларуси имеет скорее психологическое значение. Он уже сыграл роль, даже если транши будут идти не теми темпами, как планировалось, это не так уж и принципиально. Важно, что валютные спекулянты знают: если придет критическая минут, то Центробанк поможет удержать курс. и, безусловно, при нашем экспорте более чем в 600 млн. долларов стабилизационный кредит в 30-40 млн. долларов — незначительная цифра. Другое дело, что стабильный курс нужен и полезен субъектам хозяйствования, но они уже привыкли жить последние 10 лет в условиях падающего курса. и поэтому им нужно сейчас изменить свою тактику и стратегию. и понять, что легких оборотных средств за счет девальвации или за счет эмиссии сегодня не будет. Сейчас оборотные средства и их количество зависят только от одного — от рентабельности производства предприятия и от производства продукции на продажу, а не на склад. Все должны думать о том, как произвести товар так, чтобы потом его можно было продать.

— Михаил Михайлович, вы вспомнили о эмиссии …

— Эмиссии в этом году будет проводиться чуть в меньших размерах, чем в прошлом. Дефицит бюджета частично предполагается прокредитовать за счет валютных средств Национального банка. Банковская система должна обходиться теми деньгами, которые у нее есть. Так работает любая банковская система мира. Чтобы выдать новые кредиты, нужно сначала собрать старые. К этому надо готовиться. Я считаю, что нынешняя ставка рефинансирования чрезмерно высока. и по мере снижения инфляции (она должна снижаться хотя бы из-за отсутствия свободных денег) ставка рефинансирования также будет снижаться. Хотя, замечу, инфляция у нас в значительной степени носит административный характер. Если Министерство экономики устанавливает предельные ставки повышения цен по различным секторам экономики, то субъекты хозяйствования, разумеется, их используют независимо от рыночной ситуации. Единственное, что не позволит им чрезмерно взвинчваць цены, — это импортные товары. Цены на наши товары сегодня фактически зравнялися, а иногда даже и перекрывают цены на импортные товары. Проще говоря, повышать цены субъектам хозяйствования дальше уже невозможно. Их товары в таком случае никто не купит.

SQL - 19 | 0,576 сек. | 7.43 МБ