Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Лидия Лизанец, директор гимназии № 7 г. Минска:

«Мне не интересно, кто ваши родители. Мне интересно, что вы сами из себя представляете »

Не так давно, просматривая республиканскую прессу, натолкнулась в одной из газет на публикацию, которая сразу привлекла внимание. Читательница прислала в редакцию гневное письмо, в котором возмущалась принципом «отбора» в гимназические классы. Мол, учатся там сегодня исключительно дети «крутых» родителей, а малому из обычной семьи путь в «элитные» учебные заведения запрещены. Это, по словам автора, порождает неравенство на самых первых ступенях социальных отношений и способствует еще большему расслоению общества. В качестве доказательства автор предлагала взять в руки классный журнал какого-либо из гимназических классов и «пройтись» по уполномоченному и местах работы родителей …

Честно говоря, такая постановка вопроса не просто задело, а возмутило.

Во-первых, если где и искать причину расслоения общества, то только не в гимназических классах — последние формируются сегодня не с «богатых» или «бедных», а из учеников, обладающих достоверной и стройной системой знаний в различных областях.

Во-вторых, поскольку моя дочь тоже учится в гимназии, я точно знаю, где работают и чем занимаются родители ее одноклассников. Среди них есть учителя, строители, воспитательнице детских садов, врачи, программисты, инженеры … Имеются в наличии два или три представители коммерческих фирм, но их дети отлично справляются с программой, и «за уши» из класса в класс их никто не тянет.

В-третьих, оказывается, стереотип «богатый — значит, бездельник и дурак, бедный — обязательно трудолюбивые и умный» до сих пор живет в массах и не дает покоя борцов за справедливость и социальную равенство. Практика же подтверждает обратное: в семьях хотя бы со средним уровнем достатка, где за «лишние» три тысячи родители покупают не бутылку, а билеты на выставку или в театр, дети вырастают более развитыми и подготовленными к обучению в учреждениях с повышенным уровнем образования .

По крайней мере, чтобы читатель не обвинил в одностороннем подходе к освещению вопроса, я обратилась за помощью к человеку, который стоял у истоков создания одной из лучших на сегодняшний день средних учебных заведений столицы — гимназии № 7.

Узнав о теме разговора, ее директор Лидия Михайловна Лизанец согласилась на встречу без колебаний.

— Начнем с главного, Лидия Михайловна. По которым критериям отбирали году детей в вашу учебное заведение?

— Никаких особых критериев не было. Поскольку при гимназии существует начальная школа, мы набирали туда детей по принципу проживания в данном микрорайоне. Хотя еще несколько лет назад имела место тестирование, ведь наши начальные классы считались прагимназичными. Честно говоря, меня как директора не удовлетворял такой подход к формированию классов. Система «подсчета баллов» не всегда оправдывала себя. Иногда шасцигодки, не продемонстрировали особых способностей при поступлении, вдруг «разверзающиеся» и обнаруживали большой потенциал … В результате, когда началось реформирование школы, тестирование отменили, оставив его только в учебных заведениях с музыкально-эстетическим уклоном. Но встал вопрос: как теперь набирать детей? Не долго думая, подала заявление в исполком с просьбой вернуть мне «мой» микрорайон. Я вообще уверена, что дети должны посещать ту школу, которая находится рядом с домом. На сегодняшний день это главный принцип формирования начальных классов в гимназии № 7. Размеры родительских кошельков никоим образом на него не влияют.

— А как быть с детьми из других микрорайонов? Не всем же везет иметь под боком гимназию.

— Непосредственно гимназических образование начинается у нас с четвертого класса. После третьего школьники сдают вступительные экзамены. Как показывает практика, 98 процентов наших учеников переходят в четвертый класс и становятся гимназистами. Для детей из других микрорайонов остается не так много вакантных мест. Безусловно, они имеют право подавать документы для поступления в гимназических классах, но … Дело в том, что уровень подготовки учителей начальных классов нашей гимназии более высокий по сравнению с учителями обычных средних школ. Потому что мы не делим — вот это начальная школа, а вот это — гимназические. Требования ко всем педагогов одинаково высокие. Такое отношение отражается и на уровне подготовки наших детей. На вступительных экзаменах в четвертый класс они демонстрируют более глубокие и основательные знания, чем, скажем, те, кто пытается поступить в гимназию из других школ. Кстати, на экзаменах и свои, и «чужие» дети сидят рядом, вперемешку, в одной актовом зале. Мы создаем всем равные условия. Результаты экзаменационных работ зависят только от умственных способностей. Опять же для того, чтобы уравнять права всех детей столицы, из числа вступительных экзаменов была исключена иностранный язык. Остались три утвержденные Министерством образования экзаменационные предметы: белорусский и русский языки и математика.

— А что должна знать шасцигадовае ребенок, приходит к вам в начальную школу?

— Да ничего особенного! Необходим обычный уровень, соответствующий этому возрасту. Желательно, конечно, чтобы ребенок был здоров, физически развит. А в школе научат всему. Лично я вообще против всяких там подготовительных центров, куда берут малышей чуть ли не с двухлетнего возраста, занимаются с ними иностранным языком и так далее. Зачем лишать ребенка детства? Оно еще успеет всему научиться за двенадцать лет. Тем более что деньги платят родители, а, между тем, ни репетиторы, ни преподаватели «развивающее» курсов ни за что не отвечают и никаких гарантий не дают. В результате ребенок приходит в школу, где нужно заниматься … его переучивание.

Никто в 6 лет не становится Ломоносовым, а через некоторое время вообще все выравниваются — с дошкольного подготовкой или без нее.

— В таком случае, кому вы отказываете в приеме, кто и по которым причинам не может заниматься в гимназии?

— Отрицать — это, честно говоря, не наш принцип. Что касается детей из нашего микрорайона, то принимаем практически всех, здесь я всегда иду навстречу. На субяседаванни, правда, выясняем, нет ли у ребенка специфических дефектов произношения, при которых трудно будет овладеть английским или немецким, и если что находим, то советуем позаниматься с логопедом. В некоторых случаях рекомендуем подумать о том, стоит ли вообще идти в нашу гимназию. Если у ребенка слабое здоровье, ему вредят чрезмерные умственные нагрузки. Обо всем этом я говорю родителям. Но их трудно бывает убедить сделать правильный выбор. Взрослые впарцяцца хуже малых.

— и в таком случае …

— Конечно, мы забираем ребенка к себе. Но, бывает, со временем мама и папа сами начинают понимать, что у потомка ничего не получается, и переводят его в другую школу. Правда, такое случается редко. Чаще всего приходится «тянуть» отстающих до выпуска. Согласно новому закону об образовании, мы не можем адличыць гимназиста без его желания. Да и жалко мне их. Я ведь знаю, что в другой школе они уже не будут такими, наша среда само по себе дысцыплинуе, подтягивает. Наверное, вы слышали о таком понятие — «ситуация успеха». Это когда сама атмосфера способствует развитию и стремлению быть лучшим.

Отказываем в приеме тем, кто хочет перевестись в гимназию, не имея в «активе» ни одной иностранного языка — в данном случае английском или немецком. Родители бьют себя в грудь: мы нагоним программу! Но они не представляют, что это такое — усвоить в минимальный срок объем знаний за 5-6 лет! Некоторые пытались — ничего не получилось. Просто физически трудно это сделать. Ребенок «закидвае» другие предметы, чтобы наверстать язык. А в результате теряет еще больше. У нас же сямиклашки свободно ориентируются в английском, не говоря о старшеклассников, чувствуют себя в иностранных языках как рыбы в воде.

— Программа, по которой учатся ваши гимназисты, такая же, как и в любой средней школе. Предметы те же, учебники тоже … В чем же разница?

— На первый взгляд, действительно, все кажется одинаковым. Но … Гимназия — это учебное заведение, которое обеспечивает получение общего среднего образования на повышенном уровне. Над этим самым уровнем мы и сил бьемся десять лет, так как он у нас по крупинках вырастал. Наши учителя дают традиционные темы гораздо шире, чем это изложено в параграфе. Например, говорю ученикам: то, что написано в учебнике по географии, лично мне не нравится. Я дам вам какие-то общие направления, подскажу першакрыницы, а вы сами приготовьте тему. А в других школах дети приходят на урок, пересказывают параграф и переходят к следующей теме. Мы давно от этого отошли. Постоянно ведется поисковая, научно-исследовательская работа. Взять хотя бы ту же биологию. Сколько материала заставляет преподаватель перекопать, чтобы подготовиться к докладу … А демонстрация биологического моды? Или усвоение материала путем деления класса на команды: одни спрашивают, другие отвечают, побеждает сильнейший. Если учитель не «вписваецца» в общий режим — он увольняется. Потому что к нему ученики предъявляют претензии. Некоторым учителям, которые переводятся из других школ, к гимназистав еще надо подстраиваться. Не дай Бог прийти на урок неподготовленным — чего-то не знать или неинтересно изложить тему. Это у нас не приветствуется и не приживается. Также как и учителя, которые «срываются». Ну не должен педагог кричать. Можно сказать тихо — и все будут слушать. Один передо мной оправдывается: «У меня не так голос поставлен». Ну так сделайте милость, «пераставце» свой голос в нормальное место, чтобы он не резал слух.

Комфортность обстановки во многом способствует творческой атмосфере. и наоборот. Как послушаю коллег из других школ — то там выясняют отношения, то тут … А выяснять нужно одно — как лучше работать.

— Возьму на себя смелость добавить, Лидия Михайловна, что установлению творческой атмосферы и комфортной обстановки во многом способствует и наличие денежных средств на счету. Из каких источников финансируется гимназия?

— Не секрет, что сегодня у государства не хватает средств на содержание школ. В свое время мы нашли выход из ситуации, — первыми в республике создали опекунские совет, который состоял из несколько родителей наших учеников и представлял собой спонсорскую организацию. Но эта идея кому-то «наверху» не понравилось — как так, деньги на школьный счет перечислять? Сегодня создание опекунских советов поддерживается на государственном уровне, а тогда мы просто опередили время. Ничего не объяснив, опекунские совет не перарэгистравали. Возникла парадоксальная ситуация: родители и спонсоры хотели перечислить школе деньги, но не имели возможности. Не в руки же учителям было их давать … Тогда мы и решили, посоветовавшись с родительским комитетом, открыть при гимназии общественную организацию «забота». Так был зарегистрирован иной счет, на который сегодня поступают все добровольные пожертвования. Периодически я собираю членов родительского комитета и объясняю, на которые нужды пошли те или иные поступления. А идут они, например, на закупку нового оборудования для спортивного зала, на оплату стражников, на стипендию детям, которые закончили четверть на «отлично», на призы для победителей олимпиад и конкурсов, на пользование Интернетом и так далее.

Родители, входящих в состав «забота», контролируют распределение денежного потока вместе с учителями. Я очень благодарна всем, кто сегодня находит возможность перечислять хотя бы мелкие суммы на счет «забота». Благодаря этим пожертвованиям, а также помощи администрации Партизанского района столицы, дети в этом году сели за парты в прекрасно отремонтированных классах.

— Неограниченные финансовые возможности родителей могут повлиять на итоговые оценки их сына или дочери? Что вы делаете в случае, когда папа активно спансируе гимназию, а сын, мягко говоря, не успевает?

— Я никогда не соглашусь принять помощь от тех родителей, чьи дети не успевают — у меня сложились по этому поводу определенные установки. Вижу: начинает папа абиваць порог. Сразу интересуюсь учебой ребенка. Есть проблемы? Ага … Спасибо за предложение, уважаемые родители, нам ничего не надо, мы прекрасно живем.

Я не хочу ставить себя в зависимость. Я не могу приказать учителю, чтобы он завысив какому-то ученику балл в присутствии тридцати одноклассников. Если ребенок «не тянет», я так и говорю. Оценки у нас выставляются в зависимости от умственных способностей гимназистав, а не от социальной ступени, на которой находятся их мамы и папы. Это знают все — и малы, и взрослые.

— Неужели не пытались на вас «нажать»?

— Случалось … Один хотел сына устроить, а мальчик иностранных языков не знает. Отказала в приеме. После этого начались звонки … Пришлось провести с отцом воспитательную беседу, объяснить ему, что гимназические образование надо было начинать раньше … Если я уверена, что делаю правильно, то и других в этом с легкостью убеждаю.

— Своеобразное «дух гимназии» действительно существует, или это все прыдумки романтиков?

— Еще как существует! Это дух интэлигентнасци и рабочей обстановки, дух профессионализма. Я всегда с удовольствием в свою школу прихожу, потому что здесь каждый занят своим делом. и вместе с тем люди доброжелательные, усмихаюцца … Не то чтобы у нас все очень гладко шло. и боль испытываешь, и разочарование, и элементарную недовольство собой. Иногда и слезы приходится вытирать. Живые же люди работают, не роботы …

Заходя в класс, я, прежде чем начать урок, говорю: «Какие вы у меня сегодня красивые, дети!». Мы не вводили какой-то специальной школьной формы, но с некоторого времени в одежде все ученики придерживаются исключительно делового стиля, ведь это красиво, это дысцыплинуе. Они не садятся на пол, не прыхиляюцца к стенкам. У них появилась чувство собственного достоинства и чести, и это прекрасно. Потому что не должны мы воспитывать прынижаных и загнанных, некую «усредненную» личность. Я их всегда учу: держите высоко голову, вы — гимназисты, вы живете в нашей республике. Пусть пока у нас много проблем, но когда-нибудь все будет хорошо.

Беседовала Наталья КАРПЕНКО.

SQL - 19 | 1,309 сек. | 7.44 МБ