Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Кто разбудить немцев?

Юрий ЛЯШКЕВиЧ

Спрагназираваць выборы в Германии никто не берется

«Абудим нашу страну от летаргического сна благодаря изменению налогов и собственному предпринимательству» — таким лозунгом призывает немцев Эдмунд Штойбер. и если бы выборы канцлера состоялись в начале сентября и были бы прямыми, то результат поединка между Герхардом Шредером и бросив ему вызов кандидатам от правых Эдмундом Штойберам был бы только 51:39 в пользу первого. Такие данные предоставляют большинство социологических служб Германии.

Партийно-персональный парадокс

Несмотря на то, что Шредер по-прежнему остается более симпатичен для немцев и намного лучше своего соперника презентован в средствах массовой информации, его популярность заметно снизилась за последние четыре года. Еще больше снизился доверие к нему партии, представители которой занимают ключевые посты в правительстве. Поэтому шансы Штойбера на то, чтобы в конце сентября возглавит немецкий правительство, остаются довольно высокими.

Злую шутку со Шредером могут сыграть избирательная система и порядок избрания канцлера. Как известно, немецкие граждане голосуют за партию, после чего большинство в парламенте выбирает своего кандидата на пост канцлера. Так вот, в этом году наблюдается парадоксальная картина. Социал-демократическая партия, лидером которой является действующий канцлер Шредер, на деле значительно уступает христианским демократам. При том, что Штойбер отстает в личном соревновании, ХДС / ХСС в течение всей избирательной кампании уверенно опережает СДПГ на 5-8 процентов.

В начале сентября за союз христианских демократов готовы были голосовать 39-41 процент немцев, в то время как за социал-демократов — только 34-36 процентов. Шансы попасть в Бундестаг имеют еще три партии, которые представлены там и сейчас. Свободные либералы, согласно опросам шести различных социологических институтов, могут набрать от 9 до 12 процентов голосов, Союз 90 / «Зеленые» — 6-7 процентов и Партия демократического социализма (бывшие коммунисты) — 4-5 процентов. Таким образом, даже в традиционной коалиции с «зелеными» социал-дэмараты не могут пока завоевать большинства и заручиться преимуществом над ХДС / ХСС, имеющих коалицию со свободными либералами.

Чудодейственная наводнение

Спасти от поражения социал-демократов, а вместе с ними и Шредера в эту компанию мог только чудо. и он пришел, как обычно, с небес. Как ни цинично это звучит, «спасательным кругом» для СДПГ стала невиданная доселе наводнение на юго-востоке страны. После того, как правительство во главе с канцлером начал делать радикальные и действенные меры для преодоления последствий катастрофы, его рейтинг заметно пошел вверх и продолжает расти на какие-то доли процента ежедневно. Немцы увидели, что в критических ситуациях власть в стране может действовать оперативно, и отдали этому должное.

Наводнение стало переломным моментом — падение рейтинга СДПГ остановилась. Еще более улучшились перспективы Шредера после начала теледебатов на телевидении. В Германии они получили название тэледуэляв. Правда, во время первого раунда саперники не собирались «стреляться» даже на словах.

А вот во время второго раунда дискуссия была очень острой, и победителем из нее вышел Шредер. 15 сентября, в воскресенье, кандидаты публично высказали друг другу свои последние аргументы. Многие аналитики утверждают, что действующий канцлер побед во время теледебатов благодаря тому, что, в отличие от Штойбера, критически оценил намерения США относительно силовой операции против Ирака.

Безработица как политическая оружие

Штойбера упрекают в отсутствии харизмы. Но его оружие против Шредера оказалась эффективной. Конек лидера христианских демократов — как раз та проблема, которая в первую очередь волнует большинство немцев — рост безработицы. За время правления СДПГ численность безработных превысила 4 млн. человек, а обещания Шредера снизить ее уровень до 3,5 млн. не оправдались.

«Мы находимся на последнем месте в Европе по показателю роста экономики. Зато мы имеем наибольший рост безработицы и внутренней задолженности », — эти слова звучат как приговор правительству социал-демократов. Поэтому Штойбер каждый удобный момент уверяет немецких избирателей, что знает, как создать в стране 700 тысяч новых рабочих мест.

Панацеей для государства, по его мнению, должно стать снижение налогов с существующего сегодня размера в 19-47 процентов к 15-40. Штойбер также обещает снизить налоговое давление на малые и средние предприятия, которые лучше крупные зарекомендовали себя в условиях нарастающего кризиса. Вместе с тем правые активно критикуют расширение трудовых прав и распространение преференций для малоимущих, что имело место в последние годы.

Тем не менее, Штойбер знает, что балансирует на опасной черте, поскольку немецкие избиратели уже привыкли к высокому уровню социальной защиты. «Определенные критерии уровня жизни будут сохранены», — утверждает Штойбер. и ему довольно долго приходится объяснять, что его желание состоит в том, чтобы благосостояние немцев зависел от их собственной инициативы, чтобы для людей было выгодно работать, а не жить за счет социальных пособий, размер которых при власти социал-демократов достиг уровня, что позволяет безработным существовать безбедного. Как раз такая политика, по мнению Штойбера, порождает в стране втрымальницкия настроении, провоцирует рост безработицы, основанного на обычной лени, но одновременно требует повышения налогов с тех, кто работает. Такая позиция Штойбера не выглядит революционной. Но против нее уже сейчас активно выступают руководители профсоюзных объединений и социальных учреждений. Некоторые из которых уже назвали предложения Штойбера войной против немецкой социального государства.

А одновременное обещание увеличить помощь государства на детей с 270 евро до 600 выглядит вообще как попытка анестэзии, чтобы немцы легче праглынули горькую пилюлю социальных преобразований. В свою очередь Шредер называет предложения своего соперника популизм, «запрограммированы катастрофой» и «уничтожением социального общества».

Баварски эксперимент

Однако вера части немецкого общества в Штойбера основывается не только на предложенной ХДС программе, но и на результатах эффективной деятельности Штойбера как руководителя Баварии. Действительно, Бавария — это нечто вроде визитки Штойбера. Его карьера начиналась с секретаря ХДС и министра в канцелярии баварского правительства, впоследствии он стал министром внутренних дел, а затем и премьер-министром.

При его руководстве на территории земли проводится «экономическая политика будущего». В когда-то доминирующего здесь отраслях сельского и лесного хозяйства сейчас создается только 3 процента ВВП, а на первые роли вышли авия-и автомобилестроение, нефтехимия, электроника.

А лучше всего баварски экономический успех иллюстрируют наименьший уровень безработицы в Германии — только 4,6 процента. В то же время в некоторых восточных землях каждый пятый немец не имеет работы.

Правда, немецкие экономисты предостерегают от того, чтобы баварски успех экстрапалиравався на всю Германию. Долгое время Бавария получала значительные инвестиции из федерального бюджета, а впоследствии сюда рекой потекли средства Евросоюза.

Европа в ожидании

До предстоящих в Германии 22 сентября выборов присматриваются политики и других стран Европы. Возвращение к власти христианских демократов после четырехлетнего перерыва, которое вполне вероятное в сегодняшних условиях, может стать еще одним подтверждением общей тенденции поворота Европы на правый политический фланг.

Перспективы победы Штойбера также будут означать, что Германия будет занимать более очевидный праамерыкански курс. Во время пребывания в Вашингтоне Штойбер быстро нашел общий язык с Джорджем Бушем. Последние дебаты ярко показали его позицию относительно планов нападения на ирак и даже непосредственной ликвидации Хусейна.

Штойбер также является одним из немногих европейских политиков, который однозначно поддерживает политику Израиля в отношении палесцинцав. Вместе с тем его знают и как одного из критиков политики Евросоюза, в частности, он неоднократно высказывал замечания относительно единой сельскохозяйственной политики, которая диктуется Брюсселем. А левые вспоминают ему определенную антыэмигранцкую риторику. Не очень давно Штойбер действительно заявил, что сегодняшняя политика должна быть пересмотрена, поскольку Германия не может принимать столько эмигранта, как Соединенные Штаты.

Берлин-Минск.

SQL - 19 | 1,391 сек. | 7.43 МБ