Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Как расширить западный вектор международных отношений?

Сергей КАРАЛЕВиЧ

Взгляд

Вряд ли кто-то может поставить под сомнение необходимость расширения межгосударственных связей с западными, более развитыми в экономическом плане странами. В то же время пока что восточный вектор международной политики выглядит намного более развита. На вопросы, что мешает более плодотворному сотрудничеству Беларуси с западными странами, в общем, какое влияние оказывают международные структуры на нашу страну, отвечают председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько и председатель Комиссии по международным делам и национальной безопасности Совета Республики Национального собрания Николай Чергинец.

Анатолий Лебедько:

— Как вы оцениваете уровень взаимоотношений между Беларусью и странами Запада?

— Если брать западный вектор, то можно сказать, что он существует в значительной степени теоретически, чем практически. Что такое западный вектор внешней политики? Это международные организации и двусторонние отношения на уровне «Беларусь — другие государства». Сегодня мы имеем членства в ОБСЕ, на парламентском уровне там до последнего времени представлены Верховный Совет. Если взять Совет Европы, то здесь вообще пропадает целине, так как после событий 1996 статус специально приглашенного для Беларуси находится в замороженном состоянии. На сегодня мы чуть не единственная страна, которая не имеет там какого-либо статуса. Из-за этого у нас не могут быть хорошие контакты и с Европейским союзом. У нас подписано соглашение о сотрудничестве с ним, если я не ошибаюсь, его ратифицировали только 3 страны, после 1996 года там тоже нет никаких сдвигов.

Что касается двусторонних отношений, то вот уже который год к нам с официальным визитом не едут лидеры стран Центральной и Западной Европы.

— Оппозиция использует западный вектор как чуть ли не самый главный в своей Внутриполитическая борьбе. Чем он такой важный?

— В значительной степени и власть, и оппозиция апеллируют к международной общественности. Отсюда можно сделать вывод, что ни та, ни другая не являются самадастатковыми. Это только подчеркивает актуальность внешней политики для субъекта политической жизни в Беларуси. Ведь наша страна — относительно небольшое государство, которое зависит от внешнего мира. Поэтому каждый в период какого-то обострения ситуации ищет поддержки в Москве, Брюсселе, Страсбурге и т.д.

— Международные структуры не признали выборы в Палату представителей. Какое влияние это имело непосредственно на внутреннюю ситуацию в Беларуси?

— В скором времени на уровне ОБСЕ будет проходить ряд мероприятий, на которых будет рассматриваться в том числе и ситуация в Беларуси в привязке к выборам в Палату представителей. Если бы белорусские власти выполнили или хотя бы продемонстрировали готовность в каком-то объеме выполнить 4 известны условия, я не сомневаюсь, что выборы были бы признаны. Но при отсутствии правил, утвержденных в документах ОБСЕ и СЕ, нельзя ожидать иной реакции от международного сообщества, кроме как отрицательной. Поэтому проиграли в первую очередь власти Беларуси.

— Тем не менее, в Вене уже вам придется доказывать свои полномочия.

— Здесь будет непростой период времени. Проблематика заключается в том, что Россия в формате ОБСЕ имеет не только свою делегацию, но и поддержку ряда постсоветских республик, на которые она имеет политический и экономический влияние. Поэтому в России будет хорошая возможность лоббировал интересы Александра Лукашенко. Со своей стороны мы приведем доказательства того, что выборы в Беларуси были недэмакратычными и несостоявшимися по факту. Кроме этого мы сделаем попытку доказать, что с правовой стороны не возникает никаких коллизий с легитымнасцю Верховного Совета.

— Президентские выборы по своему определению привлечь больше внимания международных структур, чем парламентские. В чем, на ваш взгляд, будет заключаться их роль?

— Сегодня существуют специализированные международные организации и структуры, которые осуществляют контроль наблюдения за проведением выборов в той или иной государстве. Именно заключение этих организаций считается профессиональным и общепризнанным.

В отличие от парламентских выборов, на президентских мы ставим задачу обеспечить полноценное наблюдение. Для этого необходимо в полной мере присутствие ОБСЕ и, в частности, Бюро по демократии и правам человека, которое специализируется на наблюдении. Мы заинтересованы, чтобы сеть международных наблюдателей охватило как можно больше избирательных участков. Кроме этого очень важно вернуться к формату реальных переговоров между оппозицией и властями при посредничестве КНГ ОБСЕ. Оппозиция готова обсуждать с правительством все блоки: совершенствование избирательного законодательства, регламентирующего проведение выборов, условия равного доступа к государственным СМИ, финансируемые всеми налогоплательщиками. Это необходимо, чтобы выборы были признаны как внутри страны, так и за ее пределами.

— Что может дать для страны, на ваш взгляд, более тесное сотрудничество с западными странами?

— В проведении честных демократических выборов заинтересованы в первую очередь народ Беларуси. Если такие выборы состоятся, это повлияет на бюджет каждой белорусского семьи. Мы находимся в самоизоляции. Она не приносит дивидендов. Это как жизнь в одном доме, если ты не имеешь контактов со своими соседями, если у тебя есть проблемы, а ты не можешь рассчитывать на их помощь. Решить экономическую проблематику, я уверен в этом, мы можем только при сильном инвестировании белорусского экономики. Для этого нам необходимо изменить имидж озоновой дыры над Европейским континентом.

Оппозиция крайне заинтересована в проведении свободных выборов, которые признает международное сообщество. В противном случае, за 5 лет те же Польша, Чехия, Венгрия, Прибалтика пойдут еще дальше вперед. Мы, в лучшем случае, останемся на том же самом месте.

Николай Чергинец:

— Беларусь в международной политике использует восточный вектор, наверное, на 100 процентов. А вот про западный этого не скажешь … Почему?

— Восточный направление действительно имеет для нас приоритетное направление, мы укрепляем межгосударственные отношения в первую очередь с Россией. На это есть причины экономического характера: организации, предприятия в большинстве связаны с Россией, так как оттуда мы получаем 90 процентов газа, почти весь металл, много энергии, нефти, а из Беларуси туда идет наша техника. Мы вынуждены это делать, так как другие страны СНГ не имеют даже приблизительно такого экономического потенциала. Но мы не замыкаемся на восточном направлении. Таким же приоритетным вектором в международных отношениях для нас являются и страны Запада, США, особое внимание мы уделяем взаимоотношений с нашими ближайшими западными соседями: Польшей, чехи, Германией. Последняя, кстати, продолжает оставаться одним из наших основных экономических и торговых партнеров. Очень хорошо нам помогают в оздоровлении детей Бельгия, италия, Испанию. Наши международные приоритеты многовекторные. Другое дело, что есть определенная степень непонимания со стороны иностранных государств, которая осложняет взаимоотношения.

— Вы говорите о ситуацию с непризнанием Палаты представителей?

— Это длится уже более четырех лет. Даже в непризнании ощущается двойной подход. Если Запад не признает Национальное собрание, то возникает вопрос, почему он признает все договоры и соглашения, которых тот ратыфицыравав за четыре года уже почти 150? Или взять наши взаимоотношения с Литвой, которая также якобы не признает Национальное собрание, а в то же время имеет хорошие отношения с белорусским оппозицией, причем даже с той ее частью, которая выражала сомнение относительно ее сегодняшних территориальных границ. Нам что, послушаться оппозиции и пересмотреть границы? Разумеется, мы не пойдем на это.

Я считаю, что мы имеем неплохие позиции в Межпарламентском союзе, куда входят около 140 государств мира. Мы имеем довольно тесные связи с западными странами в рамках Центрально-Европейской инициативы. Чувствуются определенные сдвиги и в ПАСЕ, ПА ОБСЕ. Сейчас в этих структурах происходит момент пересмотра наших отношений. После выборов в Палату представителей в любом виде утратил свои полномочия Верховный Совет. Им придется считаться с реалиями, выходить из тупиковой положение. Тем более что мы заявляем о стремлении укреплять взаимоотношения с любой европейской страной. В этом заинтересованы обе стороны: чем больше Национальное собрание будет участвовать в международных, межпарламентских структурах, тем больше мы будем набираться европейского опыта. В любом случае, позиция жестких требований, которую пытаются навязать нам, ни к чему не приведет.

— Как вы оцениваете деятельность группы ОБСЕ?

— При создании группы ОБСЕ предполагалось, что она в первую очередь должна помогать властям, правительству. Теперь же все интэрпрэтавали так, что помощь идет только к оппозиции. Возможно, это не так и плохо, но все должно быть в меру. Они должны понимать, что находятся на территории государства, положение в которой контролирует власть, а не оппозиция. Вик — хорошо подготовленный дипломат, тонкий политик. Хотелось бы, чтобы ОБСЕ и другие относились к властям более уважительно. Я надеюсь, что пути для этого будут найдены, что они наконец принесут полезный эффект.

— Считаете ли вы возможным восстановление некоего диалога между официальным стороной и оппозицией?

— Мы готовы к этому. В прошлом году мне очень понравилось высказывание Александра Добровольского из ОГП о том, что нам нужен диалог внутри страны. Необходимо настраивать его между нашими гражданами, а не искать где-то на Западе.

— Какой влияние будет иметь позиция зарубежных стран при проведении президентских выборов?

— Было бы хорошо, чтобы это влияние было такое же, который мы имеем на них выборы. У нас, например, есть много претензий к выборам в США, где находили на помойку десятки тысяч заполненных бюллетеней. Нам что, кричать об этом? Вряд ли. Впрочем, это внутреннее дело страны, проводящего выборы. Мы дадим возможность приехать и работать иностранным наблюдателям. Но и к нам нужно относиться уважительно. К сожалению, некоторые меры не соответствуют этому. Взять хотя бы Вильнюс, куда собрали оппозицию для проведения семинара на тему, как сбросить Президента и правительство. А если мы что-то подобное проведем в отношении их властей?

— Тем не менее, мировое признание президентских выборов есть много.

— Президента страны выбирает народ. Понравится он кому-то за границей или нет, не должно играть большой роли. Не иностранным странам менять выбор народа. У них просто нет другого выбора, как признать избранного президента. Тем более, что при любой ситуации Беларусь живет лучше по сравнению с другими странами СНГ. Разумеется, ей пока далеко до европейских стандартов, но что поделаешь. Наверное, нам было бы лучше, если бы оказывалась экономическая помощь через инвестиции. Но можно посмотреть на это и с другой стороны: не даете — не надо, наши дети не будут расплачиваться. В Польше уже крупная сумма возложено на плечи детей сегодняшнего поколения.

В общем, такое уважительным отношение к Западу со стороны оппозиции понятное. Они чувствуют, что проигрывают выборы. Но власти нужно добиваться своими силами, законным конституционным путем, а не делать то, что не лучшим образом сказывается на авторитете Беларуси.

SQL - 19 | 0,556 сек. | 7.39 МБ