Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Чугуна

Алесь КАСЦЕНЬ.Вицебская область.

Второй год пошел, как я в «Звезде» начал проект «Простые вещи». Судя по письмах читателей, по телефонным звонкам, тема эта имеет определенный резонанс. Поэтому можно продолжить общение. Давайте сегодня поговорим о чугунок или чугун — он больших размеров. Молодым читателям, видимо, нужно и объяснить, что горшок или чугунок — это горшок из металла, сплава железа с углеродом. Из горшка производят сталь.

У Янки Купалы читаем:

<и>На заводе

Быть хочу я давно,

Где горшок рекою льется,

Где звенит сталь звоном.

Но наша речь прежде всего об чугунок как сосуд. До недавнего времени именно он был кормильцем белоруса, да и сегодня еще в употреблении. Правда, сейчас в горшках запаривали, варят, пряжа пищу наиболее для скота. А теперь давайте всмихнёмся. Некогда написал стихотворение с натуры и напечатал в одной из своих книжачак. Мужик помогал соседу в какой-то работе. Выпили, а закусиць было нечем. и вот он бегом домой:

<и>Дом в темноте.

— Жена, есть! —

От двери кричит мужик.

Да нет, на селе где-то

Зацепила свой язык.

К плиты полез Микола,

Теплый шарит чугун.

Потащил его к потолку,

НЕ ужин, а хапун.

Набабонив под завязку —

и сразу в постель, спать.

Парабив нынче трудно,

Стала водка брать.

Утром слышит: жена

У плиты — «Ой, Ой»

«Что тебе там снова тонко,

Утром вопль заводиш свой?

«Ты же, бадиня, ночью пьяный

Свиней моих обожрал.

Двум было подготовлено —

Одному здесь не хватает.

К плиты быстрее Микола.

Заглянул в тот горшок.

Ишь ты, и не стало колесом,

Вкуса даже не услышал ».

Это не выдумано. Это белорусское жизнь. Картофель варилась в горшках. и крупы также, и Верещак. По-разному в разных местностях Белоруссии называли его: и чыгунец, и чугунок, и чыгунчык. Неоднократно в своих рассказах о простых вещах обращаюсь к Новой земли Якуба Коласа. Кроме большого социального содержания, это книга имеет и огромный бытовой содержание, то, чего мы не должны забывать, а на чем-то и учиться. Так вот в «Новой земле»:

<и>Тем временем мать доставала

Чыгунчык из печи, ложку брала

и подливу наливала.

Так, а Верашчака? Объясним и это слово, и существование своим неразрывно связанное с горшком, или чыгунчыкам, ведь еда это в больших объемах не готовился — только как привкус к картофелю, блины или каши. Это как суп или, вернее, подливал. Мучная пища, в которую добавлялось мясо, колбаса, различные приправы, росшие в крестьянском огороде. А само происхождение слова нетрудно распознать. Если все эти ингредиенты находятся в железную дорогу, они в печи дают определенный звук — верещат, ну как те поросята в мешке. Приятный звук, он дает предчувствие близкого Вкуснятина за столом. Конечно, сегодня есть очень много вкусных блюд, приготовленное на современных устройствах, тот же «тэфали». Но с чугуном ничего не сравним. Чугун и открыт огонь, если даже уголек в блюдо попасть. Особое вкусно!

Некогда, моложе, я немного нарушал закон, то на нынешний взгляд, ловил на Задевским озере рыбу или трайничком, либо даже падвалочкай — сетью, которую можно вытащить и вдвоем. и вот уху или рыбную похлебку я варил только в горшке, был такой, вёдерны. На открытом огне, в летней кухне. и галавешачка иногда в это блюдо попадало — добавляла неповторимый запах. Как-то в воскресенье встретился с одноклассников на рынке.

— Чем занимаешься?

— Да вот вчера уху варил. Тройную.

— Как это?

— Да в горшок сначала мелочь, окуней и ершей сапливых в марли. Потом плотву да щуку. А на третье Лина да вугорыча. Наваристые получилось.

— Не верю.

— Так поедем, там немного осталось.

Поехали. Зашли на летнюю кухню над озером. Вытащил я из плиты той чугун. А там — стынка, как студень. Пришлось разжечь плиту, согреть уху до жидкого состояния.

Но уха — это роскошь, не каждый день потребляется. Мы наиболее бульбяники. и тут тоже без горшка не обойтись, чтобы картошка наша была вкуснее. Пишу эти строки и что-то нудиць, что-то должен упомянуть. и вспомнил. Максим Танк. Его хрестоматийная «Песня куликов». Помните:

<и>Пеницца сердито, картофель вскипает

Снежные метели в черном Саган.

Саган — наша местная название того же горшка. и опять же Максим Танк, поэт, которого считаю не просто классиком белорусского поэзии, но классиком европейского и даже мирового уровня. Он, крестьянин по происхождению, усвоил культуру, которой обогащена человечества. и в то же время писал так, как умеет и любит читать белорус:

<и>и смажылася свежына,

и матери на стол высыпала

Картофеля гору с Саган.

Есть в белорусском языке еще одно слово — котел. Это уже не чугунок, это большие размеры. Хотя два года службы в армии я питался на полигонах из котелка. Но котел — совсем другое. Его иснасць — в награванни каких-то больших объемов воды, пищи. Питаться из общего котла, разумеется, не так и вкусно, но ровно для всех. А бывает у человека и головка, как пивной котел. А можно и кипець, как в котлы. Неприятное чувство, в чем-то связанное с адом, о котором рассказывали нам бабушки.

А есть же еще и котелок как мужской головной убор, что, правда, давно вышел из моды.

и завершает наш разговор снова улыбкой. В наших местах соответствующие органы достаточно успешно борются с такой пороком общества, как самогоноварение. Но постепенно все же гонят. Не на продажу, а для себя, для друзей. Так вот существует два сорта самагонки. Один у нас называют паровкай, второй — Котловка. Да-да — от котла. Приходилось наблюдать этот процесс: котел с брагой ставится на огонь, ну, разумеется, трубы, охлаждение. Здесь главное — не прыпалиць. Так давайте не прикуривать, даже если мы готовим вкусное блюдо в обычной и простой вещи — чугуна, железную дорогу, чыгунчыку.

SQL - 19 | 1,054 сек. | 7.4 МБ