Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Безродные

Виктор Казько

<и>Окончание. Начало в номерах за 27 и 30 июля.

Третий Кравец крае, как матер дает

Они возникли у аселицы села, словно призраки. Как возникли из ночи в уходящем уже низового грибным тумане. Калики бродячие. Возглавлял шествие старый, как мухомор камуфляжной абмундираваны, сильно прижимая к боку древней ковки лязастую плотницкие топор. Невысокий, но Жилистый с цвилыми, хотя и пильными глазами. Деда Саня. За ним, на пару шагов позади, угинаючыся под напакаваными каким-то автохлама рукзаками шли два еще относительно молодые мужчины. Микола — цыганкаваты, чернобровый и черноволосый с золотым зубом парень, неряшливо одетый — пазачасова и шматстылёва. Черные тяжелые ботинки с тракторно-рифленая подошвой, деревенская ватник, хулиганистая серая кепка — под Ленина. Руслан стиль держал или хотя старался держать. Головного убора на нем не было и, наверное, он и не нужен был ему. Шапка льняных кудрявых волос полностью заменяла его. Несмотря на лето, военный бушлат сидел на нем распахнутом легко и не сказать, чтобы упарна. Ботинки же вообще — мечта вора и поэта. Желто-медные, цвета детского поноса, по моде тупоносые и такие же тупаабцасныя, будто деда сани топором сделаны. и чысцюткия — без единой пылинки, травинки, шчарбинки и падрапинки, будто он ходил по облакам.

Они паравнялися со свежаставленым у речной излучина при входе в деревню крестом, сняли шапки, перахрысцилися и на три стороны поклонились. Именно там, у креста, я и встретился с ними, торопясь рассвет на рыбалку. Минутным абмовилися словом-другим, на бегу абзнаёмилися.

— Работники, мастера надо? — Спросил деда Саня.

— Мне?

— Вам. и вообще …

— Мы столяры, плотники, печники. Землекопы широкого профиля, — показал золотую фиксу Микола. Имелся еще что-то добавить, но деда Саня повел глазом, не позволил:

— Кравец крае, как матер дает. Работу рабатаем любую. Десять долларов на человека, от зари до зари. Ну и припасы с ночевкой … Можно и в рублях.

Ни долларов, ни свободных рублей у меня не было, хотя работа имелась и мастера были нужны. Несколько лет назад, еще при советской власти, успел, здесь, в деревне, я построил дом. Но построил дом — это только говорится так: дом построен — хозяин умер. Я же был еще жив. и который уже год надрывался, насколько хватало духу, сам. Деда Саня, похоже, все понял.

— Не поверю, что у вас тут совсем ничего не строится?

— Почему же совсем ничего. На днях на берегу реки баня сгорела …

Троица пераглянулася.

— Неа, — сказал дед Саня. — Какая деревня сегодня будет ладить себе баню. Вши уже и города заедают. Нет, крестьянин сегодня на бане не патрацицца.

— Почему же обязательно крестьянин, — возразил я. — Кооператор. То их шмары баню сожгут, то они шмары своих жарить начинают. Баня — стройка века. Трижды горел до звания. Четвертый раз ее восстанавливать будут.

Я не преувеличивал и не врал. Феникс, а не баня. Три года подряд летом на Купалье, как по часам, она самазапальвалася. и каждый раз ее снова и снова адбудоввали заново. Рьяно и величественно. То была баня первопроходцев-бизнесмены, которые еще в начале горбачевской перестройки закахалися в эту небольшую деревушку, что тихо уходила в небытие вблизи столицы. Строили они, разумеется, не только баню, создавали для себя так называемую промышленную зону, новую, свою зону. Обещали старикам, что дабывали здесь свой век, со временем рай земной. Но по всему, сегодня им с того рая … Летом они еще чыкильгаюць по деревенской улице, а зимой на той улице и собака не пракинецца, следа своего не оставит.

Деда Саня обстоятельно расспросил меня, как пройти к ударной стройки капитализма. На том мы и расстались. Но ненадолго. Тем же утром я встретил их снова по возвращении с рыбалки около обустроенной навесом и скамейкой деревенской крынички. Могильщики широкого профиля стройки новой зоны оказались непригодны.

— Там акулы капитализма с нечеловеческим лицом, — пожаловался мне Николай. — Мафия. Там же не только баня строится в лозняка, гостиница в чаромсе с отдельными, как и предстоящей в приличном бардаке, уваходами в номере. Им лишнее око … Даже сицылийская мафия лишнего глаз не терпит.

В мафия строителей я не поверил, хотя и почувствовал: в этом все же что-то есть. Мои новые знакомые в здешнем адражальна-созидательным краю были чужаками, прыхаднями. А тут на все, даже на природу, в первую очередь на природу, был уже схвачен картель-предпринимательские подряд. Они же со своими, старасвецкими прадедовской еще гартовки сякерками, прастадушными нитачными

SQL - 20 | 1,877 сек. | 7.44 МБ