Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Белорусский язык возвращает утраченные позиции?

Беседовал Юрий ЛЯШКЕВиЧ

Актуальное интервью

Днями пресс-служба Президента Республики Беларусь сообщила о встрече Александра Лукашенко с руководителем Совета Республики Национального собрания Александром Вайтовичам. Согласно этому сообщению, среди ряда вопросов, которые поднимались во время разговора, были и проблемы функционирования белорусского языка. В частности, сообщается, что президент согласился с предложением Председателя Совета Республики о том, чтобы законы принимались парламентом на двух языках одновременно: белорусском и русском.

Проблема такого рода возникла не сейчас. Она актуализавалася после того, как на референдуме было принято решение о двух государственных языках в Белоруссии. После этого решения белорусский язык был вытеснен из парламента: абсолютное большинство законопроектов разрабатывалось и принималось именно на русском. Так, из 450 законов, которые были приняты в 1997-2000 годах, только 9 на белорусском языке. Разумеется, при таком дисбаланса о равном функционировании языков, что утверждено в Конституции, речи не может идти.

Но такая ситуация породил проблемы не только этического или лингвистического характера. Явились и юридические трудности. Например, если закон принят парламентом на русском языке, то его перевод на белорусский, не утвержден парламентом, не является полноценным юридическим документом. Этот правовой казус особенно хорошо знает наша газета, которая обязана публиковать все законы, принимаемые парламентом, и при этом вынуждена была нередко сама переводить их.

и вот, видимо, такой практике наконец будет положен конец. «Звезда» обратилась к Председателю Совета Республики Национального собрания Александра Вайтовича с просьбой пракаменцираваць сообщение пресс-службы Президента и рассказать подробности беседы с Главой государства.

— Так, на встрече с президентом был обсужден вопрос о том, чтобы законы в Республике Беларусь принимались сразу на двух языках. У нас же по Конституции существует двуязычие: государственными языками являются белорусский и русский. Но на практике складывалась так, что подавляющее большинство законов принимается на русском языке. и в таком случае белорусскоязычный вариант закона не является правомочным юридическим документом. Он фактически существует для того, чтобы белорусскоязычная часть общества могла ознакомиться с ним и сделать для себя какие-то выводы. В других странах, где законодательно закреплено двуязычие, законопроекты принимаются сразу на двух языках. Например, в Канаде — на английском и французском, в Финляндии — на финского и шведской и т.д. Такой вариант возможен и у нас. Для этого необходимо, чтобы законопроекты готовились и прадставлялися в парламент сразу в двух вариантах, чтобы парламентарии могли их обсуждать и принимать одновременно. В таком случае оба варианта будут иметь одинаковую силу, а общество и соответствующие органы государства избежать юридических трудностей с применением законов.

— Насколько я понял, Президент поддержал ваше предложение.

— Действительно, президент решительно высказался в поддержку прохождения законопроектов в Национальном собрании одновременно на обоих языках. Кроме того, 7 февраля я имел неофициальный разговор с премьер-министром Владимиром Ермошиным, где также был поднят этот вопрос. В ходе беседы, кстати, присутствовал и Председатель Палаты представителей Вадим Попов. Так вот Владимир Ермошин сказал, что он не видит никаких проблем при использовании практики одновременного принятия законов на обоих государственных языках. Он держится той же точки зрения: законопроекты должны вносится в парламент на двух языках. К тому же премьер-министр сказал, что он не видит и больших материальных затрат при выполнении этой конституционной нормы. А какие здесь могут быть затраты? Разве что бумаги понадобится чуть больше.

— Для того чтобы подобный порядок начал использоваться, достаточно устных договоренностей с Президентом или потребуется изменение или принятие каких-то нормативных актов?

— Это мы сейчас и обдумываем. Будут подготовлены предложения о необходимости именно такого порядка принятия законов. Юристы проанализируем документы и скажут, что необходимо менять.

— Я несколько лет являюсь парламентском корреспондентом газеты и наблюдаю, как постепенно белорусский язык исчезает из парламента. Выступления депутатов или сенаторов по-белорусски — это большая редкость. Я вспоминаю, что в ходе первой сессии Совета Республики только Ядвига Грыгарович этом выделилася. Вы не думаете, что подобные изменения станут поводом, толчком, стимулом для парламентариев и они чаще начнут применять белорусский язык, как во время заседаний, так и в неформальных сообщении?

— Я не могу отвечать за других, скажу только за себя. Разумеется, если у нас будет идти обсуждение законопроектов на белорусском языке, то я буду на нем говорить и соответственно вести заседании.

— Александр Павлович, на ваш взгляд, какие есть возможности популяризации родного языка?

— Сейчас идет глобализация, от которой никуда не деться. Этот процесс влияет и на то, что меняются функции языков. Так, глобализацией не могут обслуживать те языки, на которых говорит небольшое количество людей. Не будет обслуживать процессы глобализации венгерский язык или белорусский. На первые позиции выходят английский язык, рабочие языки ООН, имеющих мировое значение. На них будут публикавацца те же научные достижения. Простите, если мы будем печатать научные статьи по-белорусски, то кто их будет читать? Или по-венгерски — в Венгрии тоже 10 миллионов человек?

— Ну, наверное, в мире это никому и нужно. Наш язык нужно прежде всего нам …

— Да, так вот, на мой взгляд, несмотря на процессы глобализации, которые являются объективными, дело в сохранении белорусского языка как раз за нами. Вот сейчас много говорят о бияразнастайнасць. Ежедневно человечество теряет какой-то вид растительного или животного мира. Это плохо, и мы стремимся сохранить бияразнастайнасць. Так почему мы должны иметь иной точку зрения в отношении национальных культур? Да, нам нужно стремиться к сохранению разнообразия и культур, и языков, являющихся носителями культуры. На мой взгляд, культурное поле мира должно выглядеть, как летний луг утром: сверкают разнообразными цветами и зёлками, а не быть серым, как после асфальтоукладчика. и именно на нас лежит ответственность за сохранение белорусского языка: ответственность несет политическое руководство страны, культурницки окружение, научный окружение, да и не в меньшей мере наши менеджеры от экономики, так как они могут финансово поддерживать язык.

— Какие еще вопросы вы поднимали на встрече с президентом?

— Шла речь о роли Совета Республики во взаимодействии с местными Советами. Мы пришли к выводу, что необходимо разработать концепцию такого сотрудничества, где будут отмечены места и роль всех ветвей власти. Мы будем готовить такую концепцию и положим ее на стол Президенту Республики Беларусь. Шла речь о интеграционные процессы с Россией. Обсуждался вопрос о рассмотрении закона о выборах в Союзный парламент.

Третий блок вопросов касался научной отрасли. Я сказал президенту, что меня пугают слова «реформирование науки». Мы уже десять лет говорим о реформировании, и я вижу, что с каждой такой компанией научная отрасль только теряет ценные кадры. Общество уже отрицательно относиться к любому реформирования. Я сказал президенту, что нам необходимо делать конкретные шаги, пусть сначала незначительные, но надо их делать, а не говорить о реформировании. Возможно, нужно провести некую совещание по вопросам науки.

— Такую, как недавно была по проблемам культуры?

— Прежде чем проводить такое масштабное мероприятие, нужно решить много рабочих вопросов.

SQL - 19 | 1,307 сек. | 7.41 МБ