Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

… А малина здесь никогда не было

От прадедов …

Среди обитателей Беларуси не найдется, наверное, ни одного, кто не сталкивался бы с вопросами, узнятыми за вашим круглым столом («Звязда» за 12-13 июня с.г.). и это не случайно. После выхода в свет словарей географических названий Я. Н. Рапановича прошло четверть века (да и не все, как известно, автору удалось).

Кроме того, меняются исторические условия — происходят изменения и в системе географических названий. Дело требует пристального внимания, нежного профессионального вмешательства.

Особенно впечатляет, когда ошибки встречаются в энциклопедических изданиях. Так, в справочниках «Беларусь» (Минск: Белорусский энциклопедия, 1995, с. 479) читаем: «Миоры, город, центр Миорского района на берегу Миорского озеро», хотя насельники этого района всегда пользуются формой названия — Миоры.

Ошибки встречаем и при передаче по-русски назвал Ловжа, Боровляны, Чарнорачча, Лиозно, которые с помощью русской орфографии передаются как Ловша, Боровляны, Черноручье, Лиозно.

Еще одной очень чувствительной проблемой является наличие на карте Витебщины ряда искусственных названий. История большинства из них ограничивается четырьмя десятилетиями, но они, к сожалению, адциснули старые названия населенных пунктов. Новые же, возникшим в 1964 году, не вписываются в нашу тапанимичную систему, а определенное их количество вообще не воспринимается в качестве белорусских названий, так как образованы они от русских апелятывав — поселок Акцябарски, села вост, Каврова, Лучазарная, Рамашки, Рассвет, Рошча …

В начале 90-х годов отмечен спонтанные попытки обратного перевода некоторых названий на белорусский язык. Результат получился самый невероятный. Железнодорожная станция с русскоязычной названием Красцьянка начала в некоторых документах записвацца как Крестьянка. Сегодня в различных вариантах расписания движения пригородных поездов и на железнодорожных картах, которые обычно размещаются на вокзалах, можно найти разные названия одного и того же населенного пункта. В середине 80-х, например, горожане кинулись «осваивать новые земли», железнодорожники оснащать новые прыпынки. Один из них был образован на территории хозяйства имени БКО и поэтому получил название «Остановка БКО» (по-русски «Остановочный пункт БКО»). Обратим внимание: и на белорусском языке, и на русском название должно иметь окончание а. Но в результате двойного перевода в русскоязычных документах встречаем название БКО, возникшим под влиянием других названий на «ОВО» (ср.: Александров, Яново и т. п.).

Неудачные названия и типа Кировский, Луначарского (и подобные), так как образованы они от фамилий русских государственных деятелей, которые не имели непосредственного отношения ни к Беларуси, ни к территории Витебщины. Более того, их палитызаванасць не выдержала испытания временем.

Но не только русскоязычные названия нарушают белорусский тапанимичную систему. На странице 245-й «словарь названий населенных пунктов Витебской области» Я. Рапановича перечислены несколько тапонимав с корнем «малина» (от малина): малиновые, Малинники, около десятка Малинавак. Все они появились в 1959-1964 гг. в результате переименований: малиновые в Бешанковицким районе до 1964 г. называлась Новым Маръянфельдам, Малинники в Глыбоцким районе — Пустым угля, а расположенные в разных районах Малиновки прежде имели названия Бязносенки, Прытыки, Кабальцы.

Заметим, что ни одной исконной названия, производной от апелятыва малина, на территории Витебщины никогда не было. Очевидно, что такое «украшение» тапанимии нарушает историческую логику и жизненную правду. В результате получается, что деревня с исторически интересном названием Нача Людкевича в 1964 г. получает название Лужайки (русск., белорусский. — Луга), вместо Малой Дяцели имеем Луговая, Худяни превратились в мирное, Двор Паулье — у Новоселова, Царкавишча — в Новоселки …

Список этот можно продолжать. В упомянутом словарь Я. Рапановича сведений о переименовании в среднем одна … на каждые две страницы (всех — 500). Нетрудно подсчитать их общее количество. Видимо, часть названий населенных пунктов вызвала в представителей тогдашней власти нежелательные политические или религиозные ассоциации. и поэтому, наверное, кулаки были переименованы в Лесина, Монастырь превратился в Мечт'инна, Подданные стали Славшчынай и т.д.

Как искусственные воспринимаются названия с компонентом красный: Красный Берег, Красный Октябрь и др.. К сожалению, до их числе в результате «перевода» на белорусский язык присоединились и историче

SQL - 29 | 4,679 сек. | 7.4 МБ