Умер Николай Иванович Мищенчук

12/10/2012

Умер Николай Иванович Мищенчук, поэт, переводчик, ученый, член ОО "Союз белорусских писателей". Выражаем искренние соболезнования близким.

Николай Иванович родился 26 октября 1939 года на приисках Майск Мазанавскага р-на Амурской обл. Выступать в печати начал со стихами. Первое стихотворение "Металл" опубликован в 1962 в журнале "Березка". Отдельные стихотворения и подборки печатались в белорусском литературном периодике. Вышли сборники поэзии "Верность", "тревожно за белый свет" … С 2004 года Николай Иванович, доктор филологических наук, профессор, заведовал кафедрой истории культуры Брестского государственного университета имени А.С. Пушкина.

В последнее время Николай Мищенчук выступал с литературно-критическими статьями. В августовском выпуске "Литературная Беларуси" вышел его статью «Людям на добро" на книгу брестского автора Николая Сенкевича "Необратимый путь".

Николай Мищанчук: "Людям на добро"

(Николай Сенкевич. Необратимый путь. — Брест: Альтернатива, 2012. — 220 с.)

Читаю не первую книжку брестского писателя Николая Сенкевича и каждый раз убеждаюсь в пасталенни его таланта — художника и педагога.

Со вкусом оформленное издание выпущено местном, брестском, издательством. Небольшой тираж (99 экземпляров), офсетная бумага, на обложке под порывами ветра-времени клониться книзу деревья. Это — мы, люди. Видно, долго думал автор и над названием книги, и над ее оформлением. И про общий и личный человеческая судьба — движение вперед, навстречу ветру, обстоятельствам, через их преодоление.

Таким знаю уже почти два десятка лет автора повести «В операционном блоке холодно», рознажанравых произведений, миниатюр, представленных в сборнике по тематически-содержательного характера в рубриках "Глазами учителя», «Жизнь, его величество …» и «Не только шуткой». Все произведения проникнуты заботой о человеке и человечности, «открытый» для продолжения сознанием читателя. Как, к примеру, небольшая миниатюра «Временное и вечное»: «Ребенок деревни, иной раз думаю, а что если бы освободить землю от кубических метров бетона, камня и мрамора. Она, что сотни и тысячи лет была сродни человеку с завязанными глазами, или пробудилась бы, вернулась бы к жизни? .. Что выросло бы на месте костелов, церквей и синагог? А на месте пирамид, дворцов тиранов, тюремных стен? .. Зазеленеет бы рожь или отомстила бы кормилица белены и дикими коноплей? .. ».

Проза М. Сенкевича выдает в нем спокойный внешне и экспрессивный внутренне темперамент, озабоченность нравственным состоянием человечества. Причем палитра подобной озабоченности чрезвычайно широка, но основное на ней краска, ее, если можно так сказать, доминирующей штрих — защита детей, детства, внимание к их духовных переживаний, их внутреннего мира. Вот дети знакомятся с деревенским лентяем — для них неузнанной и непонятной существом. Сначала ничего странного в нем не замечают («на первый взгляд лентяй ничем не отличался от обычных людей: ни живота, который дрожал, как кисель, ни ладоней-подушек» … Но потом в сознании ребенка срабатывает сравнительный анализ: этот человек был выше среднего роста, имел «развернутые плечи» (замечательная художественная деталь!), на голове — шляпа, под ним — не загорелое лицо (еще одна деталь), а крестьяне-труженики были «преждевременно поседевшие», с загорелыми лицами. И коса ленивого была «какая-то маловата, как ненастоящая», и на сенокос ехал он не к солнцу, а если оно уже высоко поднялось. Вывод автора миниатюры «Ленивый» лаконичный, простой, рассчитан «на вырост» читательской мысли: «Хорошо воспитывала, теперь понимаю, своих детей полесская деревня ».

Деревенской педагогике, незаметной и искренней, посвящена миниатюра «Заступница». О бабушке, которая защищает внуков-пострел перед строгим дедом, берет вину на себя за провинностей (Озоруя, побили любимая кружка старого): «То же это я, деду, ни какая стала, — оправдывается бабушка. — Вытирала стол, задела сосуд — вот тебе раз ». Улыбкой, каким-то мягким светом освещены действия, события, герои и повести, и миниатюр автора. И в создании подобной ауры ему верной помощницей становится родной язык. Обратим внимание на то, как говорит деревенская женщина: здесь и обращение «деду», и идиомы (не деревенский человек так не скажет): «убил стола», «вот тебе раз».

Талант М. Сенкевича преимущественно лирический. Но часто лиризм переплетается с сожалением, с интеллигентной и весомой улыбкой. Что и наблюдаем мы в миниатюре «Антракт и контракт» — про учительницу, которая, нисколько не сомневаясь, дала детям задание читать рассказ Якуба Коласа «Антракт» (вместо «Контракт»). Конечно, никто его не нашел в книжке, сама врокадавца вывернулась и с этой экстремальной ситуации: «Плохо искали … Да что с вами сделаешь». Но к этому с таким жаром объясняла «балды» и отличником, что антракт — «это не что иное, как перерыв между частями театральной постановки …».

Сказать по правде, после того, как оставили нас наедине с переходным (переломным) иногда Иван Мележ, Василь Быков, Янка Сипаков, Иван Шамякин, Янка Брыль, соскучились мы по гуманистической, выполненной в лирической манере и реалистичным стиле новой прозе. М. Сенкевич работает в ключе классиков, ценит оставленные ими традиции психологически углубленного письма. С каждой жизненной ситуации герои писателя и сам писатель, где в «открытой» форме (рассказы «Нора», «Была у меня шапка» «Как-то оно будет»), а чаще — в скрытой, «косвенной», с открытым финалом (миниатюры из циклов «Жизнь, его величество …» и «Не тол
ько шуткой») доводит мысль о «нестандартность», многогранность человеческой сущности. Чаще это происходит как бы подсознательно, будто само собой, напавсентыментальна или напавжартовна.

Во многих произведениях М. Сенкевича повествование свободно, непринужденно ведется от имени «Я-субъекта». В миниатюре «Цифры на сердце» бытовая сценка (сдача белья в прачечную, где не поменялся интерьер) наращивается наше сознание к гуманистической исповеди о скромности («не дожил до мягкого кресла», поэтому пиджаки «постоянно вытертый на одном и том же месте »), о наблюдательность и смекалку нашего народа (мужчины шестизначный бирки на вещах называют« цифрами на сердце »), о пересечение путей малознакомых людей.

Падтэкставасць спасает педагогические произведения М. Сенкевича от навязчивого дыдактызму (падкрэслим!) при явной присутствия в них авторского я.

Повесть «В операционном блоке холодно» — о вечная любовь, которое, часто затяжное в героях, источают, переливается оттенками печали, горечи, разочарования и … радости. Автор не претендует на широкое эпическое развертывание событий, ограничивается вертикальным срезом любовного треугольника, семейно-бытовых событий. Преподавателю вуза Семену Ковалев не посчастливилось с избранницей Татьяной, которая стала матерью двоих детей, но не прижалась к мужу, беспричинно ревновала. Так постепенно Сёмачка превратился в «паразита» и «паскуду». Если бы не дети, семейный союз давно бы распался. Но … «любовь спасает мир». Так и здесь: светлой любви к Веронике прекратила героя от духовной деградации, окрылило его, вызвало к активной жизни. Стали еще более близкими и дети, которые в конце повести из прочитанного дневника родители узнали о перенесенные им страдания и радости. Авторский рассказ мяжуецца из переписки, которое помогает глубже раскрыть человеческие характеры. М. Сенкевич искусно владеет диалоговой формой письма. Как и в произведениях малой формы, срабатывает подтекст, источают чистая белорусский язык. «Чудная ты, Сёмачка. Ты же зморышся », — произносит мать к сыну. «Обида улеглась», «молчание длилось», «перекрестил на отход», «извинялся за беспокойство» — описываются поведение героя произведения во время встречи со священником. «Взяла лист бумаги. Слезы из глаз ручьем, а я в столбик ставлю «плюсы» и «минусы». Последних больше … Прости за почерк. Дрожит рука, даже под одеялом не могу как следует согреться. В операционном блоке холодно … »- пишет любимому письмо из больницы Вероника …

Николай Сенкевич выдал интересную книжку «на хорошую науку» всем, кому хочется жить светло, открыто, по-человечески.

Литературная Беларусь № 72

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: