Своеобразный Янка Юхновец

22/08/2012

Своеобразный Янка Юхновец

 Юхновец Я. Поэзия / Янка Юхновец; вклад., Предмету. и коммент. Л. Юревич; под ред. Н. Гордиенко. — М.: Лимарыус, 2012. — 620 с.: Ил. — (Голоса Отечества).

Плену кананизазаваными формами, простой влюблен в Максима Богдановича Алесь Соловей … Казалось бы, за Соловьем должен был бы идти еще один любитель форм — Владимир IV-Клишевич, как его назвал Антон Адамович (Владимиром И был Дубовка, Владимиром II — Жилка, Владимиром III — Ходыко ), а там — Григорий, который Крушина …

Такой мне виделся порядок выхода книг наших эмиграционных поэтов в серии «Голоса Отечества», которую в 2010 году основала издательство «Лимарыус».

Однако вслед за томом произведений Алеся, который тщательно вложил Михась Скобла, вышел двухтомник «традиционной», но больше «от народа», чем «от школы» Ларисы Гениюш, также вложены и прокомментирован Михаилом Скобло. Поэтесса жила у себя на Родине (и на родине малое буквы), но была эмигранткой, неграмадянкай. Такой парадокс. А следом за ней двухтомником вышла книга произведений Владимира Дудицкая (если идти за Антоном Адамовичем, то верно, Владимира V). Том тот вложил и прокомментировал Лявон Юревич из Белорусского института науки и искусства в Нью-Йорке.

О книге Олеся Соловья я, если не подводит меня память, писал. И о книге Владимира Дудицкая, который подарил Олесю Соловью образ белого негра, тоже писал.

В прошлом году книги в серии «Голоса Родины» не выходили. На то была веская причина: прамотар серии, Александр Федута, должен пройти, как и многие белорусские литераторы к нему, через знаменитую «американку».

Краем уха я слышал, что в этом году «Лимарыус» готовит к изданию двухтомник Михася Стрельцова, но каково было мое удивление, когда я увидел очередной том очередного эмигранта. Том неожиданный. Пятьсот девяносто страниц поэзии (одной поэзии) Янки Юхновца (1921-2004). Вне томом остались проза и эпистолярия писателя.

Признаюсь: Янка Юхновец — тяжелый для моего понимания поэт. Квантэмы Алеся Рязанова и его поэмы я понял с первого прочтения.

(Впрочем, поэмы поняли с первого чтения и в «инстанциях». Помню, с какой интонацией говорил об этом заведующий отделом культуры ЦК КПБ Иван Антонович: нас не проведёшь.) Читая том Янки Юхновца, я думал: вот где Алесю Рязанову пищей для размышления .

Уже не раз названы здесь Антон Адамович, рецензируя первую книжку поэта, «Шорах мовкнасци» (1955), отмечал глыбиннасць таланта Янки Юхновца.

И писал: «… как это вообще часто бывает, глыбиннасць та … в Юхновца может обращаться цямнинёю, неясность. И действительно, талант Юхновца, особенно на данной ступени его развития, в большой мере, говорил тот, "темный" талант, в том смысле, которым называли когда-то Темном такого глубокого философа античности, как Гераклит Эфесский ». А потом критик упомянул еще одного мастера «цемнини» — Георга Фридриха Вильгельма Гегеля. И отметил: "Очевидно же," цямниня "Юхнавцова — не от абстрактности», как в Гэраклита или Гегеля, «хотя такое впечатление и может представать», а как результат недацягу «« узроньваных »с больших глубин проекций внутреннего к внешнему, что и причиняет вчастых то «затмение». С другой стороны, писал Антон Адамович, «неясность» в Юхновца «иногда возникает … ради наложения этих проекций внутреннего нявсупад с данность внешнего, т. е.. не на "пустые", "чистые", или тоежна или соответственно заполнены места его ».

Так по-философски объяснив «цемниню" Янки Юхновца, Антон Адамович свой отзыв на первую книгу поэта закончил фразой: «Однако, с развитием и взмужаннем таланта этот мамэнты могут все чаще оседать, как та муть на дно, тем самым глубины — все больше праяясняцца ; по крайней мере, в самой структуре таланта не видать тогда ничего такого, что задавался бы четко положено на препятствии этому ».

Читатель суди, или сбылось предвидение Антона Адамовича. Мне же думается, что книгу поэзии Янки Юхновца надо было обязательно выдать хотя бы ради того, чтобы показать любителям белорусского поэзии еще одну ее грань, еще одного самобытного творца.

То, что в томе, подготовленном Левоном Юревичем и отредактированы Наталья Гордиенко, собранные одни поэтические произведения Янки Юхновца, подсказывает мне, что на очереди — том прозы и эписталярыя писателя. Проза эта, судя по тому, что публиковалось на Родине, тоже своеобразна.

Анатолий Сидоревич,nn.by

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: