Сильвия Плат: Восход солнца на юге.

12/06/2012

Мюнхенский манекены

Совершенство пугает, бездетная,
Холодная бы зимний дыхание, она втрамбоввае чрево

Где якобы гидры цветут тисы,
Дерево жизни и дерево жизни

Освобождают полнолуния свои, месяц за месяцем, зря.
Течение крови это поток любви,

Настоящая жертва.
Есть: единственный идол это я,

Я и ты.
В своем серном красоте, в улыбках

Стоят наклоненными манекены в Мюнхене
Ночным, морга между Римом и Парижем,

Голые, без париков в шубах,
На серебряных палках оранжевые сосульки,

Без ума и без сожаления.
Снег бросает свои куски темноты,

Никого рядом. В отелях
Открывают двери и выставляют

На чистку сапоги
Завтра у них пакрочаць чьи-то ноги.

Ах семейная уют этих окон,
детские кружево, конфеты в форме листьев,

Толстые немцы окутанные дремоты в бездонном Stolz.
И черные телефонные наушники на крюках

Блестят
Блестят и переваривают

Безгалоснасць. В снега нет голоса.

28 января 1963

Овцы в тумане

Холмы уходят в белую бездну.
Что люди, что звезды
С грустью смотрят на меня, их разочаровывать.

Поезд выдыхает белую ленту.
Эй, потише
Конь цвета ржавчины,

Копыта, колокольчики угрюмые —
Все утро
Утро чернеет,

Забытая цветок.
Тело мое неподвижное, а сердце
Необъятные растопляли поля.

Они предсказывают,
Что примут меня к небу,
где ни отца, ни звезд, только озеро тьмы.

2 декабря 1962, 28 января 1963

Восход солнца на юге

Сказочные виллы
Цвета лимона, манго, Маре,
Все еще спят за
Ставнями, узоры на балконах
Резные словно
кружева или изысканный рисунок цветов.

Шатаясь с ветром,
На стволах стрельчатых,
Подобных кожуры ананаса.
Зеленый месяц пальм
Выстреливает
Фейерверков листьев.

Кристально чистый рассвет
По сантиметру
Золотило наш проспект,
И с голубого киселя
Ангельское Заводи,
Восходит круглый и красный арбуз солнца.
1956

Зимние деревья

Чернила дождливого рассвете растворяет лазурь.
На промокашке тумана деревья
Кажутся краслюнками из учебника по ботанике.
Вспоминал все больше, кальцуецца время,
Череда свадеб.

Не известны им ничуть спароны, ни истерики,
Они дарят семена жизни без усилие!
Как ни одной женщине нельзя.
Познавая ветры, что не касаются земли,
Стоят они по пояс в истории.

Обрастая крыльями, словно из другого мира.
В этом, им судьба Леды предопределен.
Но скажи, мать листьев и наслаждения,
Кому стон этих тужливцав преданный?
Тени лесных голубей песней звенят, но не приносят спокойствия.

1962

Маки в октябре

Даже облакам, освещенном солнцем, далеко до этих юбок.
Как и женщине в скорой помощи
Чье сердце так отчаянно процветает через
пальто —

Дар, дар любви
Никем не ожидаемый
Ни небом

Что блекло и ярко
Зажигает свой угарный газ, ни глазами
Что безжизненно застыли под полями шляп.

Господи, кто я такая
Что крик разрывает их красные горла
Среди леса стужи, на василькового рассвете.
1962

Воздушные шары

От празднования они жили с нами,
Простые и наивные,
Овальные души-зверьки,
Захватив половину пространства,
Плыли бы по шелка

Невидимое дрэйфаванне в воздухе,
Визг и хлопанье
Во время атаки, и побег в тайник с тихим трепетом.
Желтая кошачья голова, голубая рыба —
Такие странные спутники жили вместе с нами

Вместо мертвой мебели!
Соломенные подстилки, белые стены
И эти шары-путешественники
Все из воздуха, красные, зеленые
Что тешили

Сердце как пожелания или свободны
Павлины что освящают
Старую землю пером
Кованых в непроницаемой железке.
Твой малыш

Брат сжимает
Шарик и тот визжит как кот.
Сквозь него
Странный розовый свет который можно попробовать проглотить,
Он открывает рот,

И падает
Назад, неуклюжий жбан
Удивляясь осматривает прозрачный как вода свет.
С зажатым в кулачке
Клочком красным

1963

Перевод с английского Ольги Гопеевой, Глагол № 49

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: