Павел Абрамович про Год Книги

20/06/2012

Сама по себе инициатива провести Год книги — хорошая, и то, что она исходит от властей, вполне логично, так как белорусский государство контролирует около 75% национальной экономики, самостоятельно определяет социальную, культурно-образовательную и издательскую политику в стране, обходясь без частных институтов и учреждений.

Я листал разработан правительством страны республиканский план мероприятий по проведению Года книги, состоящий из 40 пунктов. План содержит тяжелые и очень нужны нации культурные мероприятия, которые состоятся по всей стране; красной нитью через него проходит празднование 130-летия со дня рождения Янки Купалы и Якуба Коласа.Сёлета в Беларуси запланировано множество конкурсов, выставок, благотворительных акций, проектов. Часть мероприятий пройдет на международном уровне: состоятся международный конгресс «Национальная библиотека как феномен культуры», VIII Международные книговедческие чтения, международный круглый стол «Энциклопедия — паспорт страны».

Вместе с тем воплощение в реальность норм указа № 618 и проведение праздника литературы в стране невозможны из ряда объективных причин. Назову три главнейшие.

Смех дьявола

По итогам первых пяти месяцев уже можно констатировать: Год книги не проходит как Год белорусского книги.И это не удивительно, так как в стране происходит целенаправленное уничтожение белорусского цивилизации.

Беларусь, насильственно оторвана от национальных корней — языка, культуры, истории — стремительно приобрела ментальные контуры той самой гнусной страны, в которой упомянутый мною Янка Купала пытался покончить жизнь самоубийством, а потом был убит спецслужбами. И вот в этом году белорусам предлагают в рамках Года книги «культурно» отпраздновать юбилей Купалы — будто дьявол решил еще раз посмеяться над национальным лидером, его жизнью и художественным творчеством. И ужасный здекливы смех над великой нацией и ее духовными сокровищами не умолкает которое десятилетие, катится по все стране!

Не центр, а периферия

Немаловажно и то, что Год книги отмечается во времена, когда сама литература как вид творческой деятельности человека постепенно теряет свое центральное место и роль.
Культурная иерархия исчезает; читательская община делится на локальные группы (процессы сегментации непрерывно идут и в самом обществе), в которых сведения о книгах передаются напрямую, минуя таких влиятельных ранее посредников, как учителя, критики, журналисты.

Увеличивается количество читателей, которые не собираются хранить книги, — еще одно свидетельство установления новой действительности. Так, в России это уже 40% (!) От общего числа читателей книг — не удивительно, что сейчас только 2% российских семей имеют большие домашние библиотеки (свыше 600 томов), тогда как в 1990-е эта цифра составляла 10%. Одновременно общественная библиотека теряет свою значимость как социальный институт. И хотя молодежь по-прежнему добывает в ее стенах знания, но социологические исследования свидетельствуют: людей, которые регулярно посещают библиотеку, стало меньше в разы.

Изменения происходят и в самой литературе: оно устремится от крупных форм до небольших, от классической манеры письма — до современную, нелинейной, от бытовых-реалистичных тем — к интеллектуальным, от серьезного — до комического, от художественных образов — к документальному фиксации, а также выходить за пределы жанров или балансирует на пограничье. Упомяну, что негосударственную премию имени Ежи Гедройца году у нас получил сборник рассказов «Сборная РБ по неглавных видам спорта». Книга Павла Костюкевич в значительной степени отражает специфику современной литературы, ее внутреннее состояние и внешние процессы дробления аудитории: выбор жюри как раз одобрила наиболее активная сейчас (если говорить о национальной литературе) читательская группа — белорусскоязычная молодежь, которая исповедует автора книги «своим».

Однако новые реалии существования литературы абсолютно не учитываются крыэйтэрами, организаторами Года книги — эти люди живут в другом, небелорусским, измерения и решают свои сиюминутные, прагматические проблемы, далекие от долгосрочных национальных задач, в числе которых — разработка национальной программы популяризации чтения, разрешение свободной работы частного книгоиздательского бизнеса, создание белорусского переводческой школы и др.. Все равно это когда-то придется делать, не обращая внимания на то, что мир больше не литаратурацэнтрычны.

Чтение во время нужды

В недалеком прошлом в стране произошли две девальвации (в мае и октябре 2011 года), из-за чего население обеднела втрое. Ситуация в экономической сфере только ухудшается; согласно новым данным Белстата, в Беларуси есть регионы, где безработица достигает 10-15%, а среди молодежи — и 20%. В неблагоприятных условиях жизни люди делают сбережения с трудом заработанные деньги и прежде всего экономят на культурном отдыхе, по-другому проводят свободное время. А книги сейчас стоят очень дорого, не говоря о справочники, словари, энциклопедии.

Конечно, значительное количество людей — читателей книг сейчас подалась в библиотеке и букинистические магазины или выбрала электронные гаджеты, заполучив «домашние» библиотеки размером в десятки гигабайт. Но я не говорю о стратегии поведения (выживания) отдельных групп читателей и новые условия существования литературы, а акцент на невозможности полноценного празднования Года книги в нашей стране.

Наш праздник

Так, чиновники «от искусства» со знанием дела прокрутят большие бюджеты, потраченные на Год книги из нашей с вами кармана. Школьники отправятся автобусами на «малую родину» Коласа, в книжные магазины подвезут новые художественные альбомы и сборники произведений, провластный Союз писателей Беларуси на широкую ногу отметить 80-летие создания «своей» организации (п. 15 плана мероприятий по проведению Года книги), в провластных СМИ прозвучат панегирик высокой роли руководства Беларуси в развитии литературы и чтения, в новую речь Лукашенко Спичрайтера втолкнуть очередную цитату из Достоевского или Купалы. И все это будет происходить в стране, где 82% от небольшого общего количества читателей читают книги по-русски и только 13,8% — на белорусском, при этом 70% из опрошенных не знают ни одного современного писателя! Этот «книжный» год — «пляски на костях» белорусского цивилизации, очередное празднование в стилистике Дожинок. Но мы можем достойно ответить на новый вызов режиму, прежде читая настоящую белорусский литературу.

Мы также можем приобретать белорусскоязычные книги и журналы для своих детей, друзей и знакомых, можем посещать презентации книг, участвовать в буккроссинга и других литературных акциях, можем писать в социальных сетях о своих литературных впечатлениях, жертвовать книги детским домам. Мы можем многое.
Проявив читательскую солидарность, мы способны сделать и этот год, и все последующие настоящим Праздником белорусского книги, которое всегда будет с нами.

Павел Абрамович,nn.by

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: