«Нужно быть великим искусствоведом, чтобы сразу отличить скульптуры советского сталинского искусства и нацистского немецкого»

Как «всесоюзный центр» истреблял белорусский национальную культуру, которую кору, худшую за расстрел, подверглись советские художники и что следует простить Купалу и другим писателем — об этом и многом другом в новой книге «Доля белорусской культуры под Советами. 1920 — 1991 гг. », Изданной в серии« Неизвестная история »по инициативе Анатолия Тараса.

Доля белорусского культуры под советами

Доля белорусского культуры под советами

 Основу книги составил работа известного эмигрантского историка отечественной культуры Владимира Сядуры (глубинные), а также очерки современных исследователей: Юрия Вашкевича, Петра Васюченко, Сергея Хоревского, Романа Абрамчука.

— Исследование Владимира Сядуры впервые было напечатано в Мюнхене в 1958 году, — отметил во время презентации составитель книги и инициатор проекта Анатолий Тарас. — Седура сумел в довольно кратком изложении показать на примере Беларуси те пути и методы, которыми «всесоюзный центр" истреблял национальные культуры, национальные языки и национальное сознание, а в первую очередь их творцов и носителей — национальных интеллигентов. Но автор закончил свою работу на 1957 году, а теперь начинается 2012-й. Поэтому я решил добавить к тексту Сядуры аналитические обзоры наших современников.

Развитие белорусского советского искусства в послевоенное время, а также проблемы существования белорусского (и не только) культуры в условиях тоталитаризма подробно рассмотрел в своей статье Сергей Хоревский.

— Я привожу примеры из тоталитарных режимов других стран, — отметил он. — Как ни странно, но вот эти тоталитарные крайности смыкались, сходились на весьма странных основаниях эстетики. Надо быть великим искусствоведом, чтобы сразу отличить скульптуры советского сталинского искусства и нацистского немецкого или итальянского и испанского фашистского искусства. И еще одно наблюдение: до второй мировой войны многие либеральные интеллигенты на Западе не чувствовали этой опасности. Так на Всемирной выставке в Париже в 1937 году полотно Пабло Пикассо "Герника" просто не заметили. В то время, как полотно советского художника Самохвалова "Девушка в футболке" получила все премии. Кстати, тогда немецкий и советский павильоны стояли напротив друг друга. С одной стороны стоял солдат, крестьянин и рабочий, а напротив — работница и крестьянка. Если бы не детали государственных гербов, можно было бы спутать, где чей павильон.

Странным является и судьба многих белорусских художников. В отличие от тех же писателей, почти все они выжили.

— Даже многие из тех художников, которые остались под оккупацией, кто напрямую сотрудничал с коллаборационистами, фактически остались нетронутыми, — продолжил Сергей Хоревский. — Как это странно смотрелось, по сравнению с тем, что 14 ноября 1937 года 18 поэтов расстреляли без всякого следствия. Такое обращение с художниками меня удивило. Я спрашивал у старших художников, почему так? И они объяснили, что были более страшные способы извлечь человека из жизни. Например, оставить на свободе, но не давать работы, прописки. Так они сами умирали голодной смертью, как например Язеп Дроздович. Из них просто делали сумасшедших. Это меня тоже очень сильно впечатлила.

Но были все же и те, кого расстреляли в сталинских застенках. Так прервалась жизнь замечательных художников Евфимия Минина и Роман Семашкевич.

— Относительно смерти Романа Семашкевич меня поразило и шокировало одна деталь, — отмечает исследователь. — В 1986 году КГБ выдало его вдове справку о реабилитации. И в этой справке значилось, что возвращаются ремешок от этюдник, бутылочка из-под фиксатыву и полотняное складное кресло (в процессе ареста у него изъяли около сотни живописных полотен, тысячи изображений). Но поразило именно та деталь, что кто-то где-то в каких-то коробочках приберегает бутылочку из-под фиксатыву и ремешок от этюдник. Это шокировало какой-то своей бессмысленностью и абсурдностью. То есть в каких-то спецсховах несколько поколений спецслужб с 37-го по 86-й год все это собирают, переписывают, проверяют … Так не удивительно, что там может найтись и крест Ефросиньи Полоцкой, если они сохранили даже эту бутылочку и ремешок — все, что нам оставили от живого человека.

Анализируя литературу в условиях тоталитаризма, исследователь и писатель Петр Васюченко предостерег от негативных оценок.

— Сам я, осмысливая литературу сих пор в своих статьях, сдержанно отношусь к проблемам, связанным с советским искусством, — отметил литературовед. — Во-первых, к советскому периоду относится и творчество Василя Быкова и Владимира Короткевича, а также десятков других авторов. Они жили в это время и отдавали дань этому времени. Во-вторых, анализируя литературу 30-х, когда тоталитаризм достиг своего апогея, я пытаюсь рассуждать именно о возможности творцов, о мотивах их поведения. Я никоим образом не нахожу в себе право морально осуждать авторов, будучи писателями талантливыми, осознавая, что делают, должны были посвящать свои стихи Сталину, как это делал Купала, Колас и другие настоящие классики. Я пытаюсь ответить на вопрос, почему так случилось. То, что другие горячие головы готовы считать позором поэта, я считаю драмой поэта. Пусть бы попробовали те, кто осуждает Купалу за его произведения 30-х годов, поставить себя в те условия!

— Судить легко, — добавляет Анатолий Тарас. — Сидят те, кто ничего не делает. Творца советского времени работали в ужасных условиях: вокруг царил страх, все было пропитано им, особенно в 30-е годы. Однако в это время были созданы замечательные произведения. Советскую культуру вычеркнуть невозможно. Или забудут Короткевича? Никогда! А кто сейчас помнит это стихотворение Купалы?

Книга "Доля белорусской культуры под Советами. 1920 — 1991 гг. "Издана Институтом белорусского истории и культуры (Рига). Кроме издательского дела институт занимается просветительской и научно-культурной деятельностью, организует курсы лекций по истории Беларуси в стране.

 Анастасия Зеленкова, 15.03.2012

http://gazetaby.com

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: