Люциан Желиговский: забытый белорусский герой?

Люциан Желиговский, портрет 1923

Люциан Желиговский, портрет 1923

Литвин из-под Ошмян, который вместе с генералом Балаховича дал Западной Беларуси два дополнительных десятилетия свободы от большевиков.

В эти дни исполняется 92 года интересному эпизоду белорусском истории, который отчасти застаеццапа-замечанием белорусских историков и белорусского общественности. В нашей памяти со времен гражданской войны и распада Российской империи осталась провозглашена в 1918 году Белорусский Народная Республика, идеалы которой были подхвачены последующими поколениями белорусского национальной элиты и в той или иной форме поддерживаются до сих пор, особенно благодаря и сённяшнему существованию Рады БНР как старейшего действующего белорусского политического института.

Но мало кто помнит о другое государство, которое появилось на территории Беларуси в тот же драматический период и даже просуществовала в качестве полноценного государственного образования, а не правительства на изгнании, или не вдвое дольше БНР. Это государство — Республика Средней Литвы.

На этой неделе исполняется и 147 лет со дня рождения главного героя этого эпизода: Люциана Желиговский. Рожденный в Ошмянском районе в семье здешней знати, Желиговский служил в российском императорском войске. После Февральской революции он руководил польскими отделами в южной России, а в 1919 году вернувся наЛитовска-белорусский фронтпольска-советской войны.

В 1920 году Желиговский руководил IБеларуска-литовскайдывизияй, состоявшая преимущественно из жителей Вильнюса, этничныхбеларусав-литвинов, таких же, как сам Желиговский. Между Польшей и Литвой (белорусское правительство на тот момент уже был на изгнании) шла борьба за Виленщину, и Белорусско-литовская дивизия выступила как выразитель интересов белорусскоязычной польской большинства населения региона, которая не хотела присоединяться к новообразованной Литовской Республики

— К государству, что взяла себе имя «Литва», но не терпела права жителей Вильнюса и Гродненщины также называться литвинами и при этом сохранять сваюпольска-беларускуютоеснасць.

Дивизия Желиговский успешно освободила от литовцев Вильно, Ошмяны, Свенцяны и объявила о создании нового государства, Республики Средней Литвы. Создание Республики было частью плана Пилсудского, также польскоязычного литвина, по возрождению Великого княжества Литовского в виде конфедерации из трех частей: литовскоязычных, польскоязычной (которой должна была стать Средняя Литва) и белорусскоязычной. Геополитическая ситуация этому плану сбыться не позволила, и в 1922 году Средняя Литва присоединилась к Польше.

Почему Жалиховски не был в белорусском движении?

Почтовые марки Средней Литвы

Почтовые марки Средней Литвы

Желиговский вошел в историю как польский военный деятель. Он дружелюбно относился к тогдашнему белорусского движения, хотя сам его частью не был. Сколько тут его вины, а сколько — вины самого белорусского движения, это вопрос, на который лучше смогут ответить историки.

Важно отметить, что белорусское движение начала 20 века, состоявший преимущественно из левых, сознательно отсекал от сябеарыстакратав-краевцев, Роман Скирмунт и Магдалена Радзивилл были среди немногих (и активно травим) исключений.

Левацкой западно националистический рух20-х-30-хгодов часто отсекал от себя и просто тех, кто не разделял симпатий к БССР и советской власти — людей как Франтишек Олехнович либо Борис Кавэрда (убийца большевистского деятеля Петра Войкова). То есть тех, чью прав история очень скоро подтвердила.

Белорусские националисты-грамадовцы были членами правительства Средней Литвы, но ушли оттуда в 1921 году, после чего в Республике начало сокращаться белорусское школы. Не был ли этот уход результатом их недамоваздольнасци (свидетельства о которой преследовали и преследуют белорусское движение и до сих пор), а не польской националистической заговора?

Другая Литва: является Беларусь ее наследником?

Военная награда Средней Литвы (копия)

Военная награда Средней Литвы (копия)

Средняя Литва была почти последней в истории символической попыткой возрождения Великого княжества Литовского как Многоэтнический государства, а не национального государства современных литовцев. С тех пор краёваявиленска-гараденскаяпольскамовная культура окончательно приобрела сознание польской диаспоры, а не автохтонного польскоязычного литвинства. Ценности БНР стратегически закрепились в качестве полноценного некаланияльнага проекта белорусского сознания (или фундаменте этого проекта). Наследие же ВКЛ в мировой исторической науке вплоть до начала 21 века рассматривалась как исключительная собственность современных литовцев, чья националистическая идеология на вильнюсских поляков и белорусов смотрит не иначе, как на славянизаваных литовцев.

Интерес к ВКЛ как «своей» государства во второй половине 20 века проснулся среди белорусского культурного и интеллектуальной элиты, но так и не пробудился ввиленска-гараденскихпалякав, которые нягледячы ни на какие исторические основания видят Варшаву и «корону» в качестве своей метрополии. Наважуся сказать, что сейчас именно белорусский национализм конца 20 — начала 21 веков, остается наиболее естественным и паслядовым преемником краевости и литвинства Желиговский.

Белорусское национальное движение начала 21 века невхильна приобретает не только этнические, но и гражданские черты, и подходит к необходимости рассматривать как «своих соотечественников» и белорусских габоэяв, и даже таких людей, как Машеров или Лукашенко. Лишне говорить и о естественном исправления его левого крена и снятии «классового вопроса» с повестки дня при определении своего отношения к тем или иным историческим деятелей. Постепенно происходит либерализация отношения к русского языка как языка белорусов — и нет никакого основания лишать аналогичных прав также и польский язык, тем более в том сильно збеларушчаным виде, в котором на ней говорил даже Юзеф Пилсудский.

Белорусский национальное самосознание постепенно приходит к восприятия Адама Мицкевича и Костюшко как местных — а значит и «белорусских» — деятелей. Это означает, что мы должны чтить память и Люциана Желиговский, который по современным меркам был никем иным, как белорусам: автохтонным жителем Ошмянщины, что осознавал себя здешним литвином.

Уйма людей с точно такими жэтна-социо-культурныміхарактарыстыкамі (католики, с современной Западной Беларуси, с польскоязычной шляхты) павнили тогда ряды и белорусского движения. Национальная принадлежность для тех людей в то время было не столько объективной вещью, сколько предметом выбора, обусловленного эстетическими и политическими убеждениями. В 21 веке белорусский национальное сознание должно рассматривать все их как «своих».

Желиговский сражался за свободу нашей земли от большевиков, подарив Западной Беларуси лишних 20 лет относительного покоя. В последние годы в общественное сознание части белорусов постепенно возвращается фигура другого героя гражданской войны и антисоветской борьбы — генерала Булак-Балаховича. Не является Люциан Желиговский фигурой, сравнимой с Балаховича и незаслуженно нами забытой?

Автор: Алесь Чайчиц, публицист (г. Москва)

Источник: http://nn.by

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: