ЛеГАЛ: «Выход внутри»

24/08/2012

С самого задела дневниковых упоминаний «Письма облетать» Алеся Жука неожиданно обдало меня азонным свежаком: «Часто так в природе задумано — во время цветения дожди и холод. Чтобы училась выживать будущую жизнь, которое еще только хочет начаться? Теперь бы где в лес, в натопленную избу, быть одному, писать или читать, смотреть в окно на дождь и от этого быть счастливым »…

А у нас жизнь застыла в знойном мареве … Литераторы в прыцененых гамак убаюкивают свои Неверным мечты … А то, что написалось ними в стиле время, как раз сейчас представляется читателю в свежих периодических изданиях. Полистав 58 номер журнала «Глагол», замечаешь эту инерцию морально-духовной жизни белорусского общества, а в лучшем случае ее внутреннее переосмысление. То, что неизменно и замедленно, как речная течение, стоит у нас ежедневно перед глазами, имеет свои продолжения из номера в номер. Это наша исконная национальная история, правдивость которой мы не даем советы вписать в наши современные анналы, и — наши насущные проявления жизни, которые, к сожалению, мало влияют на состояние и изменение политического строя, узаконенного и узурпирована железными рычагами государственного управления … Что остается? Или размышлять над несбыточным и перавладковваць его изнутри или вынашивать новые идеи и планы выхода из застойной ситуации методом налаживания внешних связей. Близкие своими выводами к указанному мной определения и две выпущено в журнале повести, которые исповедуют подобные принципы действия. «Зеленый дуб» — это произведение Павла Лехновича, написанный в привычном традиционном стиле дfбротнай белорусского классики: природа, люди, приключения, поступки, подстрочное а то и прямая моральная вывод … Действие происходит в современных возрожденческих условиях. Археология, раскопки, милиция, трагедия … Все как бы знакомо и не ново. Пока автор не выводит главного героя за пределы дозволенного, а именно — на опасный путь националистического змагарства, и не на словах, а на деле (на подпольной подготовке к ней). Здесь и валюта, и анонимность, и неожиданный трагедийные купаловский сюжет, который разворачивается в голове героя на десятом этаже бывшего московского одноименного отеля … Повесть читаемая и, как художественная вещь, достойная внимания.

Вторая повесть — «Lapido» Алеся Поплавского — выстроена абсолютно в другом стиле и, если не новая по форме, то во всяком случае выдающаяся из ряда современной национальной прозы. Это внутренний диалог героя с самим собой — того, каким он есть на самом деле, и того, каким он быть хотел бы … Можно говорить и об авторской попытку экзистенции, и про психологию и определенные претензии на интеллектуальность. Поиски человека внутри самого человека, невзирая на изменение его внешнего состояния и той среды. Для нашей страны ситуация познавательная, и приличный выход из нее один — собственная физическая (но не духовная) депортация. Так как в повести А. Поплавского. Обычный доброжелательный белорус случайно попадает в оппозиционный переплет и сам оказывается на крючке у органов госбезопасности. Его «подвешивают» и «шьют статью» … Герой сбегает за границу. В Чехию, где в 1967-м в Праге жестоко расправлялся с уличными повстанцами его молодой отец-танкист … И вот именно здесь белорус начинает апазицыянираваць себе прежнему, электорально-сдержанное. Рассуждения, поиски, медитации, полная переоценка и переосмысление своего бывшего духовного составляющей … Произведение психологически близок к изданной в 54 номере «Долгая дорога домой" повести Макса Щур «Аутсайдер» (тоже, кстати, бывшего брестчанина, а теперь пражанина).

Новый «Глагол» полностью отдан стихотворной творчества наших девушек и женщин. Открывается журнал циклом «Забытые слова» Людмилы Рублевской. Стихи хорошие, хотя иногда и прикладные и кое-где заметно, как приобретенное профессиональное мастерство предстает над нерукатворнасцю. «Бронзовые сны», как и «сны фараонов» в произведениях Л. Рублевской, можно сказать, беспро-неистребим. Тематика таких стихов востребована и пока еще выигрышная. Поэтому можно только приветствовать подобные творческие посылы и заметные удачи.

Инна Снарская живет в Украине. Ее низко «От сердца к сердцу — дорога …» определяется глубокой женской душевностью и лирической жарстливасцю. Чувствуется в ее стихах и фольклорный национальное начало. Но не обходится и без прояв
лений осознанная импульсивностью и чувственного хаоса, которые в некоторых местах разрушают общее поэтическое впечатление.

Одна из наиболее выдающихся и глубоких подборок стихов — «Голос крови» Вики Тренас. Чувствуется творческий рост поэтессы, которая еще недавно запоминалось слушателям наиболее свистом со сцены, чем художественным уровнем читаемого. И рост этот вглубь (в себя), а не вширь (на публику), заметен вместе с философским осмыслением жизни, трезвым взглядом на вещи, людей и время …

Да не знаешь: в теплые края вернуться,
Или из омута напиться,
Или гравием засыпаться.
Перебираешь горы деталей.
Горе дробится.

Подборка Вики, пожалуй, самая малая по объему, но наиболее весомая по содержанию. И это тоже говорит о многом. Название обзора — цитата из ее стихотворения.

Талантливая и интересная как поэтесса Анна Овчинникова. У нее связке «Капля янтаря» есть свой внутренний свет, неясное, но тем и привлекательное … Однако хватает и случайных алогичные и эмацыйный выбросов энергии. Что ж, поживем и через некоторое время увидим, «как спят в омутах отпечатки избавления и веры» поэтессы из Гродно.

Приятно, что слабая половина нашей литературы, в частности, поэзии, стала мужать и крепнуть — думать глубже и высновваць отдаленных. В этом контексте и низко Анны Новик («Влюбленный странник») показалась мне наиболее впечатляющей из всего мной прочитанного.

Запомнились отдельные строфы молодой, но пессимистической Вероники Кашкан из нее запомнилось озаглавленной низкий «Не оставляй меня, голос!».

Ну и наконец достойна возвращения и напоминания Любовь Турбина (ныне москвичка), стихи разных лет которой («В вечность послание») специально перевели Л. Сильнова, С. Сыс и Г. Дубенецкая.

Что касается других публикаций, то среди них есть интересные, как для чтения, так и для размышлений. Большинство из них довольно будничные, познавательные и даже кое-где казенные. Они обнаружены из ада и прелестей нашего совсем недавнего жизни. Сегодняшние авторы оказались весьма точными индикаторами дня вчерашнего. То пишут они про свои собственные дела и поступки, то ли о чужих, то ли они информируют нас, то ли исповедуются, то сетуют на судьбу, то обращаются к совести или аточваюцца сомнениями …

Александр Лукашук пишет портретную эссеистику (тонкую, прозрачную, ироничную, в чем-то близкий к стилю В. Орлова), которая незаметно затягивает и хмель … Однако, протрезвев после прочтения, нет-нет, да и разведите руками, прочитав, скажем, «эпилог» к изданной в журнале преждевременных воспоминаний «Зкимбы — зимбы»: ведь зачем автору было огород городить с зашифровки героев, если в конце их инициалы расшифровываются неизвестно по какой причине …

Алесь Усенов нанес мне, читателю, аж пятнадцать ножевых ран, ровно столько, сколько нанес бедному поросенку, перед забиться которого он клялся, что у него не хватает духу даже муху прихлопнуть … Это я про завершающий его цикл воспоминаний «Мой ноября …». По большому счету, очень интересное чтение и написано с талантом … чтобы же не поросенок тот … жалко мне его … «Желать человеку смерти можно не только от лютой ненависти, но и от большой любви …» — пишет автор в другом месте. Так это же человеку. А поросенок то в чем виноват?.

Молодые девушки Анастасия Стук и Евгения Руль, которые выступили с короткими рассказами в рубрике «дебют», пишут пока наивно и видорысна. Но что-то в них есть, что-то им мозолит на востоке их жизни, значит, по времени появятся и по-настоящему художественные проявления тех «натертый мозолей» на невинных душах … Евгения пишет: «Никто не сомневался в истинности своих мыслей». А вот это зря. Художник должен подвергать сомнению даже собственное совесть … Надеюсь, и это придет. Удачи девушкам!

Нил Гилевич продолжает публикацию избранных страниц из дневников («Год две тысячи первый"). Как и прежние записи, тексты информационные, медленно, семейные, официозные, в меру субъективные, кое-что, думаю, у кое-кого будет напрашиваться на полемику …

Наиболее понравившиеся мной, сделанные искусно, литературные дневниковые упоминания Алеся Жука, цитатой из которых я начал этот обзор. Мог бы процитировать еще что, да объем не позволяет. Будем ждать продолжения.

Константин Цвирко в своем стиле описывает нынешний быт родной родовой деревни на Старадарожчыны. Здесь и живые лю

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: