Корни «зеленого Дуба» и Минский мостовые

Георгий Кривошеин

Георгий Кривошеин

90 лет назад, в ночь с 17 на 18 октября 1921 года, в Минске по приговору коллегии ЧекаБел были казнены члены Столичное резидентуры антисоветской организации «Зеленый Дуб».

Задумываюсь о ВАРИАНТ судеб выпускников Минской мужской правительственному гимназии 1914 года. 

Поэт Язеп Фарботка летом 1920 окончательно определил для себя, что не сможет приспособиться к советской Власти. Поэтому Минчанин Фарботка уехал в Вильно. Как петербуржец Игорь Северянин — в Ревель. Так выбрана судьба: они — поэты, а не борту …

А вот второй выпускник гимназии Михаил Евгеньевич (Михел Евелевич) Бараш пошел на службу к большевикам. Хотя происхождение имел явно не пролетарское (отец служило коммерческим агентом товарищества «Проводник» при управлении Либаво-Роменской железной дороги, а сам Михаил при старом Режим поступил в Петроградский Университет на юридический факультет), однако же стал Бараш военно следователем, когда в 1919-м разабраць мобилизовали в Красную Армия. По Рассказы, служило в ревтрибуналах Петрукрепрайона и Балтфлота, в Выборгской следственной комиссии. Весьма Вероятно, что занимался он Расследование Кронштадтского мятежа … В межвоенное время Бараш стал Известно ленинградским Адвокат, пережил блокаду, награжден медалью «За Оборона Ленинград». Благонамеренная подробность разабраць биографии: на падеже лет, в 1950 году, окончил Университет марксизма-ленинизма при Ленинградском горкоме партии. Дожил до хрущевской оттепели.

В 1914 году Их Одноклассниках Георгий Кривошеин тоже поступил на юридический. И Даже окончил два курса в Московском Университет. Говорилось бы, вот кому делать Карьера в Советской Белоруссии!

Кривошеин НЕ принадлежали ни к минской знати, ни к буржуазии. Обычно разночинская семья, которая обитала на окраинной Сторожевской улице. Старший брат Николай — тоже Бывший студент. В германскую разабраць призвали в АРМИЯ, стал прапорщиком, затем подпоручиком. Кривошеин небогаты или просто бедный: в протокол заседания педсоветов гимназии есть запись о том, что в 1914 году выпускник Георгий Кривошеин «по бедности» освобожден от платы за учение в казенный заведении. До к тому же юноша тяжелому болел, из-за этого выпускные экзамены ему отложили. Мать Марфа Петровна позже на допросы в чрезвычайке рассказывала, что «у георгий без хлороформа извлечен два ребром».

Значит, был некий стержень в этих людях, коли ступили они на путь активных борьба с большевизмом. Подпоручик Николай Кривошеин исчез из Минска в 1919 году, а спустя время он обнаружился на польской территории в Лунинце — служило старшим Адъютант при Боевой штабе «зеленого Дуба», имел партийно кличку Корч.

Про «Зеленый Дуб» лучше всех знает историко Нина Стужинская, она когда-то подарила мне факсимиле устава организации и копии Других зеленодубских документов. Начинается Устав так (правописание оригинала):

Белорусский крестьянская партия «Зеленый Дуб» ставит своей главнай целью освобождение Беларуси от Московско-большевистско скопления и адбудаваньне своего независимого государства.
Партия считает, что ради дасьцижэньня этой цели нужно:
а) Вясьцi непрэрывную партизанскую войну с большевиками, занявшымi более чем половину территории Белорусском земле …

И далее одиннадцать страниц рукописи, где среди прочего сказано:

Партия «з.д.» считает, что Советская Россия является таким же врагом Белорусском Народной Республики, которым была для нее Царская самодержавной России.
Исходючы из этого, «з.д.» держится ориентации на Запад i считает, что только тесная связь i дружба с одной стороны с Польшей, с другой с Украиной, могут создать политическую конъюнктура, при которой можэбна iстнаваньне независимого Белорусского государства. <…>
Устав читал i согласен с ним Атаман ЗД <Дяргач>
Сьцверждаю подписать i прилагаю печатку
Адъютант Главнага Штаба «ЗД» <М. Пень>

По мнение Нины Стужинской, вставить написан рукой Янки Густолеса (настоящая Фамилия — Пешко), тоже Адъютант штаба «ЗД». Прежде Янка Пешко учился в Минской духовной семинарии и одновременно занимался в кружках белорусоведения, Который организовал здесь деятель национального Возрождения Вячеслав Адамович-младший — будущий атаман Дергач.

К печали минских чекистов, «Зеленый Дуб» был не просто забава бывших семинаристов и прапорщиков-студентов. Действовал он в связке с серьезными силами за кордоном — отрядами Борис Савинкова и Станислава Булак-Балаховича.

Большевистская газета «Звезда» со ссылкой на зарубежные источники сообщала 21 января 1921 года, что Вооруженные силы зеленодубцев, насчитывавшие вначале до 300 человек, развернулись в «первая Бригада войск Белорусской Народной Республики» во главе со штабом, руководимым офицерами старой русской армии. Агентура чекистов в рядах противника доносила, что на начало осени 1921 планируется рейд через границу и штурм Минска с одновременно восстанием в городе.

О том порыве отважно спелл мой Земляк из западнобелорусского местечка Порозово бард Виктор Шалкевич:

Эх конь, ты мой конь,

Четыре подковы,

Ты веди, веди в бой нас

Отец Балахович!

(Старый большак. 1996)

Ситуация была серьезно, Почти критической для Советов. По эту сторону границы власть удерживается исключительно на красноармейских штыках. Согласна Приказ Реввоенсовета РСФСР от 8 июля 1921 в качество карательного органа создается РВС Минского района (тогдашний Минский район — это не Нынешняя административно единица, а фактически вся Советская Белоруссия). Прямиках из Тамбовской губернии к нам прибывает крупные советский военачальник Иероним Уборевича. Весной он набрался опыта в Части применения боевых отравляющих Газова и децимации население повстанческих деревень России, а теперь, в Белоруссии, традиционно начинает Советское Строительство с того, что объявляет «неделю добровольной явки бандитов и дезертиров". Из Лесовая выходят 6400 человек, но это — мизер. Поэтому Реввоенсовет Минского района держит наготове 4-ю Смоленска и 8-ю Минск стрелковые дивизии, 32-ю кавалерийскую Бригада, 11-ю кавдивизию, войска ВЧК и другие формирования. Кроме И.П. Уборевича, д. спалучаны РВС входят русский нарком военных и внутренних дел И.А. Адамович, Председатель ЧКБел Е.К. Ольский-Кеппе.

А по ту сторону границы все громче заявляют о Депутат Палаты восстании. В начале августа глашатаи Савинкова на базарной площади в городе Лида призывают записываться в антибольшевистские отряды. Вербовочные пункты действуют в Радошковичах, Ракове, столбцы, Рубежевичах, Лунинце. Штаб Булак-Балаховича квартирует в Молодечно, Прочие разабраць армия рассредоточена в Вилейке, Глубокое, Ракове, Рубежевичах, Синявке. Разведка Уборевича докладывает, что перед фронтом Минского района сосредоточено до 20 тысяч штыков и сабель.

Патронировал антибольшевистские силы Второй отдел Польского генерального штаба — военная разведка, именуемая в служебно обиходе ОФЕНЗИВА.

Детальном проинспектировать состояние Минского подполья Должно была специально разведчица («красавица» в оперативной разработки чекистов). После Выполнение задания Ее провожал д. Обратный путь из Минска один из резидентов «зеленого Дуба» Георгий Кривошеин («Дачник»).

Утром 29 августа Дачник вывел красавица из дома № 21 на Сторожевской, вместе они пошли в сторону Троицк площади и, не доходяга до здания земской больницы, расстались. Красавица направилась за город. Однако в штаб в Молодечно эта разведчица не вернулась …

Итак, 29 августа 1921 в приграничном в ту упора Городка Изяславль под Минском (Современный Заславль) была арестована некая молодая личности. На первом допросы в ЧК она назвала себя: Мария Ивановна Зайцевой, 20 лет, девица, проживает в Деревня Волоки Ошмянского уезда Виленской губернии. Через границу ходит ради мелкой контрабанды.

Однако из агентурного донесения с той стороне границы чекисты уже знали настоящее имя арестованную: Анна Антоновна Довгерт. Знали, что она должна проверить готовность минской организации «зеленого Дуба». Следователь Визнер, заполняя анкету арестованную, начертал в одной из граф: «профессия — польский агент». А мог бы Добавить следующее: подруга атамана Дергача (Вячеслав Адамовича) — Руководитель зеленодубцев.

Из предшествующего донесения чекистского агента в Оттоманской штабе Арцыбашева (историко Нина Стужинская в исследовании «Беларусь мятежная» называет разабраць Настоящая Фамилия: Селянинов-Опперпут):

25 августа 1921 Красавица прибыла в Минск непосредственно от Савинкова через капитана Федоровой, находящегося в районе Радошковичей <…> Савинков красавица знает лично и в отношениях с ней довольно-таки простой. Красавица при Керенском проживала в Киеве, где после Октябрьского переворота Ее отца и брата расстреляли большевики. После этого она бежала, Работаем в подполья и при возникновении в Украине махновщины Работала и служила в банду атамана Соколовского и далее перешла в АРМИЯ Петлюра. Вместе с Нет, была интернирована [в Польше]. Продолжительное время бедствовала, затем поступила на службу к Савинкову. Госграницу в Советскую Белоруссию переходит в 10-й раз. От роду Имеет 21 год, удостоверение личности носит завязанным в узелок В конце носового платка, в другом Конти платка в таком-то же узелке имеется цианистый Кали, Который она определенно намерена человеком при Аресты. Платок носит с правой стороне за корсажем. На безымянным свай правой руки Черного цвета кольцо, плетенное из конского волосы — знак принадлежности к черносотенная организации ["бездной Русской Правды"]. Хотя НЕ отказывается от спиртных напитков, но нравственно НЕ испорченная, убежденная сторонница «Союза защиты Родины и свободы» и полная мести за расстрел отца и брата. Этим больше всего объясняется Ее переход к нам по поручению Савинкова для проверки некотором разабраць агентов, связи со здешними сообщниками и местными шпионами, а главное, она курьер для передачи сведения через госграницу. Денежными суммами при отправке сюда на предмет личного приобретения документов НЕ снабжалась. Последний раз получао только 5 тысяч рублей николаевскими для расплаты на Мелкие расходы по Поездка и переход границы. По Ее заявлению, что-то доставила из-за границы до одного пуда. В своих действиях смелая и решительно, Имеет Широка знакомство в Минск, как видно, очень Осторожно, так как одевалась просто, по-деревенски. С одного конца города никогда не переходит по прямой, а обходит по пустынным улицам, пользуется знакомыми из круга верных друзей и знакомых и безусловно посвященных д. Ее миссией и верно Ее охраняющих <…>

Более раннее донесение Арцыбашева:

10 июня сего года перед переход границы в Радошковичах я познакомился с девица Зайцевой. Оно агент партии «зеленого Дуба», невеста атамана Дергача. Оно от Дергача знала, что я еду от Савинкова и состо в хороших отношениях с главарями «зеленого Дуба». В начале июля познакомился с Кубарев. Он снабжает зеленодубцев русскими газетами. Девушка опять в Минске. Узнала, что я жив, а не расстрелян, как По их сведения. Сведения в Минске дают члены Их организации. От нее я узнал, что: 1. К Грани в районе Молодечно Должно прибыть 6 тыс. повстанцев польских из Силезии и 2. 47-й Кресовый полк будет передан зеленодубцам 3. Командир 40-го отдельного батальон войск ВЧК как будто агент зеленодубцев 4. В Минске агенты «зеленого Дуба» — Терравский, Фальский, полковник Иванов, Вангин, Кривошеин — в полевых инспекции помощник инспектора, сестра милосердия Молчанова.
Зайцевой сообщила, что приезжал в Молодечно капитан Федоров и Адъютант Балаховича (фамилии не помню). Последний сообщил, что предполагается выступление около первого сентября сего года. По словам Зайцевой, теперь производится концентрация всех сил зеленодубцев. Все армии Балаховича, Который интернированы, перейдут к ним. Правительство генерала Желиговского очень хорошо относится ко всем организациям Балаховича. Балахович и его брат в Вильно. Там же есть и их отряды, преимущественно казачьи. Правительство Желиговского Вскоре объявляет войну Литве. Польша надеется на вмешательства России, беги выступить против. В Молодечно приехал из Слуцкого уезда атаман Хвядощеня. Зайцевой нужно достать план обороны города Минска <…>

Самое интересное: к кому конкретное в Минске шла эта разведчица? ..

Помнит ёрнический вопрос, Котор Остап Бендер пугал гостей на вечеринка в Елены Боур: «Наших в городе много?». Сегодня кажутся забавными элегантный мошенник и придурочные недорезанные буржуи. А вот минским чекистам в 1921 году было не до смеха, Потому что количество «наших» ужасало. За какую ниточку ни потяни, какую Компани ни тряхни — всюду враги, враги, враги …

В этом доме по улице Энгельса в Минске находилась белорусская ЧК.

В этом доме по улице Энгельса в Минске находилась белорусская ЧК.

В деле «шпионской террористической" организации "Зеленый Дуб» значились по Минску 32 обвиняемых — учителя, врачи, деятели культуры, военные. Коснемся Наиболее Известно имена — тех, Который есть в современной энциклопедия.

Вот линия выпускников Минской гимназии. Открывает Ее писатель Антон Левицкий (Ядвигин Ш.) — один из зачинателей белорусской прозы, известный деятель Белорусского Возрождения. Правда, в хрестоматиях НЕ говорилось, что был он идеологом и теоретика боевой организации, входил в спалучаны Главного штаба «зеленого Дуба» …

Конкретное братья Кривошеин. Из протокола допросы Георгий Кривошеин (русский, 1894 г. р.; Недоучившийся студент; служило помощником инспектора Рабоче-Крестьянская инспекции по Реввоенсовету Западного фронта. Арестован 2 сентября 1921 г., при обыске найдено чистые бланки 2-й Стрелкова дивизии):

В начале июня сего года к нам в дом пришла Анна, привезла привет от брата. Мать обрадовалась, разрешила переночевать. О себе рассказала, что работает в белорусской организации «Зеленый Дуб» и ей нужны сведения политического характера. Я дал ей два документа — удостоверение и отпускное свидетельство от 4-й дивизии …

Вообще-то привезла Анна не только привет, но и сапоги — подарок Георгий от брата Николь. А взамен Получи 12 копий приказов по армии и поддельные Личный документы. Удостоверение, изъятое у Довгерт:

Предъявительница сего, товарищ Зайцевой Мария, состоящая в должности переплетчицы военно-полевая РКИ 4-й Стрелкова дивизии, Уволена в отпуск в г. Минск срок по 29 августа 1921 года, что подписями и Приложение печати удостоверяется.

Пытаясь отвлечь Внимание, Георгий Кривошеин на допросы утверждал, что находился с Зайцевой в близких отношениях, и, мол, этим объясняется содействие ей. Но подобное исключено — нрава в организации поддерживались возвышенные и строгие. «Близость» же в многих из этих людей была такая — участие в работе клуба «Белорусская хатка».

«Домик» — головной боль минских чекистов. Из агентурных записок:

25 августа. Удалось установить, что красавица <…> одну ночь ночевала у некоего Кубарев — кличка Белый, жена разабраць — Мадонна. Там же проживает одна сестра милосердия — кличка БОЛЬНЫХ. Красавица познакомилась с одним из Красной армии, Который часто бывает в ЧК (кличка Черный). Красавица просила Черного: <…> достать Дислокация войск Западного фронта Красной армии; планы обороны города Минска; списки видно коммунистов, чтоб Их вздернут, когда белые придут <…>
26 августа. Удалось установить, что красавица с черно назначили деловой свидание за Конной площадью в «Белорусской хатки» <…>

Поясним чуть подробнее. «Белорусская хатка» — это клуб и фактически организация национально-демократической интеллигенции в Минске 1916-1921 годов. Начало положил Антон Левицкий, в активе были Змитрок Бядуля, Владислав Голубок, Зоська Верас, Всеволод Фальский и другие БЕЛОРУССКИЕ деятели. С начала 1918 «Домик» помещалась в бывшая «Американская клубе» — Сборная деревянных доме на площади, которая в старом Минске называлась Конским базар. Сейчас это территория в районе трамвайного депо близ улицы Красной. С марта 1919 клуб действовал как Белорусский народный дом при наркомате просвещения. Заведующим Библиотеке в нем был Янка Купала. (Любопытно, насколько глубоко поэт был посвящен в дела зеленодубцев? ..)

Стоило чекистам потянуть «Белорусскую хатку» не за Литературной ниточку, а, скажем, за театрально-музыкальную, и вырисовывались не уменьшается удручающие картины антибольшевистской активности.

Вот две артистические Знаменитости — Владимир Терравский и Всеволод Фальский.

Первый из них — выдающийся дирижер, композитор и фольклорист. В 1914 году создал в Минске один из первых Белорусских хоровых коллективов, которые в 1917-м реорганизован в Белорусский народный хор. Хормейстер БДТ-1 (Белорусский академический театр им. Янки Купалы). Написал музыку к спектаклям «Павлинка», «На Купалье», «Сон на кургане» и множество Других произведения. Любопытный факт: летом 1920 года, когда хор Терравского гастролировал в Осиповичах, польская оккупационная администрация арестовала дирижера за исполнение песен «Около хацiнкi» и «Господом мы песни не поем».

Программа Открытие Белорусского народного дома 9 марта 1919 года.  Это и есть та самая "Белорусский Домик" на лошадиную площади.  В программу указанного концерт хора под управления "т. Терявскаго" - ВЛАДИМИР Терравского.

Программа Открытие Белорусского народного дома 9 марта 1919 года. Это и есть та самая «Белорусский Домик» на лошадиную площади. В программу указанного концерт хора под управление «т. Терявскаго »- ВЛАДИМИР Терравского.

Из протокола допросы гражданина Терравского (православный, 49 лет; при обыске найден револьвер «бульдог»):

Маруся (Анна Довгерт. — С.К.) Случайно заметила у меня в Комната фото группы хора. Увидела Дергача, которого назвала Вячка. Прибавила, что от него привезла мне поклон <…>

Из более позднего (28 августа 1938 г.) протокола допросы Терравского:

ВОПРОС. Когда и за что вы были арестованы?
ОТВЕТ. В 1921 году я был арестован в г. Минске за шпионаж и был осужден к расстрелу с заменой на 5 лет, наказание отбывал в Смоленской тюрьме. Летом 1921 в Минске во время происходивших похороны одной из хористок Горбатиковой на Сторожевском кладбище около Переспенской церкви я встретился с некоем Зайцевой монете, которая мне заявила, что она Имеет поручение от моего двоюродного брата Кульчицкого, проживающего в Новогрудке (Польша), об установлении со мной связи. На Предложение Зайцевой стать Шпионы я дал свое согласие, после чего мне была дана кличка «Клен». С Зайцевой я договорился встретиться на следующий день в театре, указав мне, что она знает директора Первого Белорусского театра Фальского, с которй она должна также встретиться <…>

Вообще-то опасна эта штука — белорусское хоровое пение. Наверное, не уйдем далеко от Истина, если скажем, что название подпольной организации «Зеленый Дуб» произошло от песни «Зеленый дубочек» из репертуара хора Терравского.

В 1931 году Маэстро Терравский был «за нацдемовщине» изгнан из БДТ-1, а еще раньше, в имеет 1930-го, расформировали разабраць хор при Белгосуниверситете. Композитор нищенствовал. Дострелили разабраць 10 ноября 1938 по ПОСТАНОВЛЕНИЕ особо тройки НКВД БССР …

А вот и Всеволод Фальский — известный актер, Любовь и исполнитель роли пана Быковского в «Павлинке», Председатель Первого Белорусского товарищества драмы и Комедии. В январе 1919 после провозглашения БССР был по прихоти революционной эпохи назначен на Короткая время Комиссар по Иностранная делам Временного рабоче-крестьянского Правительство. Первый русский советский министр Иностранная дел!

Показания Довгерт:

К Фальскому приходила 23 июля сего года, сказала, что от Вячки. Фальский расспрашивал о Дергаче. Я сказала, что он занят формированием отряда против Советской России. Желаете восстановить независимость Белоруссии. Фальский спрашивал о Средство Дергача. Я пояснила, что деньги он получал от второго отделения ОФЕНЗИВА за передаваемые сведения о Советской России. Фальский пригласил прийти в «Белорусскую Домик» за получением газет за 3 месяца …

Из протокола допросы Фальского:

С Вячеслав Адамовичем я знаком как с сотрудник по театральной работе в городе Минске во время немецкой и польской оккупации …

Не только Борис Савинков стяжал литературно-художественном славу, но и русский атаман Адамович-Дергач отметился на нивеа искусства. Был он Авторы нескольких пьес, Который, к слову, подписывал псевдонимом Дергач. В оккупированном Минске польские Власти запретили постановку нескольких разабраць произведение — «за русский национализм».

В истории с Анной Довгерт НЕ обошлось и без известного Белорусского деятеля Язепа Лёсика. Он был арестован по этому делу, но Вскоре разабраць отпустили. Из показаний Лёсика:

Адамовича Дергача я знала как Белорусского Артиста. Лично с ним не знаком. На парти «Зеленый Дуб» смотрю как на группку авантюристов и с ними ничего общего не мог бы имет …

Впрочем, за Лёсика ходатайствовал и свидетельствовал о разабраць благонадежности сам Всеволод Игнатовский — тогдашний нарком просвещения. Вновь показания Довгерт:

Адрес Лёсика я Получи от Дергача. Его не было дома. За советскими газетами Дергач отправлял меня к Бядуля (письменнику). У него не была.

В деле фигурировало немалые менее Известно Личность. Из протокола допросы Владимир Кубарев (делопроизводитель Минской губпродкомиссии):

В имеет или июне 1919 я познакомился с Вячеслав Вячеславовичем Адамовичем (Дергачем) и Николаем Кривошеин, Который служили при «искусство», а я работал в качество Артиста хориста. Они отступили с поляками, приглашали и меня вступить в организацию «Зеленый Дуб» <…>

Из агентурной записки:

Красавица указала как на Достойная Примера сотрудницу телеграфа Анну Павловну (Анна Бруевича, она же по агентурной разработки «Артистка», возраст 25 лет. — С.К.), Передающую каждую телеграмму в двух копиях и ловко вскрывающую секретные пакеты <…>

А вот друг семейству Адамовичей — известный Минский врач-психиатры семени Иванович Волочкович. Психиатры в эпоху массового революционного безумия были не нужна, и поэтому Волочкович, условно говорю, давил вшей — заведовал городской дезинфекционной камерой. Он показал, что год назад Вячеслав Антонович Адамович (в прошлом редактор газеты «Северо-Западный телеграф») со своим сыном Вячеслав уехал в Польшу. Квартира, в которую Волочкович живете, была передана ему Адамовичами вместе с мебелью.

В городе — сплошные «наши» …

Сидя в КАМЕРЫ минской чрезвычайки, Анна Довгерт тянула время. Собственноручная Ее записка следователю:

Я вспомнила, что в Минске находится много пироксилина и оружия. Во время отступление Полякова из Минска на Сторожевском кладбище был скрыт динамит. Местонахождение сообщу при допросы.

Рапорт на имя следователя Визнера:

Согласна Ордер за № 8397 от 14 сентября 1921 проведен обыск на Сторожевском кладбище. Осмотрены Могила Семенкевича. Ничего там не оказалось. Там были 3 гробу больших и 6 маленьких. Также безрезультатно осмотрены церковь.

Чекисты решили, что пора подвести черт. Предписание коменданту:

Согласна Постановление Коллегии ЧекаБел от 23 сентября 1921 предлагается Вам в ночь с 17 на 18 октября привести в исполнение приговор Высшая меры наказание — расстрел, над следующими лицами:
Первый Зайцевой Мария Ивановна, она же Довгерт Анна Антоновна, обвинявшаяся в принадлежности к организации «Зеленый Дуб» и шпионаже.
Вторая Терравский Владимир Васильевич (вычеркнут из списках. — С.К.).
Третий Кривошеин Георгий Викторович.
Четвёртое Кубарев Владимир Николаевич.
Пятый Бруевича Анна Павловна.
Об исполнении донести немедленно.

Странное сопоставление появилось у меня. Если бы в 1906 году, во время революционных Волнения, Минское губернское жандармской управление расправлялось с заговорщиками с такой же беспощадностью, как это делала спустя пятнадцать лет Минская ЧК, то расстрелу подлежало бы не меньше Третий учеников гимназии …

Из нашего сегодня можно вывести упрощенное резюме тех событий. Да, зеленодубские Корни пробились сквозь мостовые Минска. Однако же Советская власть успела Их выдернуть — восстания в Минске осенью 1921 НЕ произошло.

В любому Случай это интересно. А теперь вопрос во времени: почему БЕЛОРУССКИЕ телеэкраны заполнены приключенческими сериалами про Петербург и Одессу, а минских сюжетов нет?

Сергей Крапивин, 17.10.2011 г.

http://news.tut.by

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: