Иван Горбачевич: «Гараватка» Константина Акулы

06/09/2012

Среди прозаиков белорусского эмиграции Кастусь Акула (Алесь Качан)— Наиболее талантливый и известный писатель. Родился он 16 октября 1925 года в западнобелорусской деревне веретен на Глыбоччыне (теперь Докшицкий район). Родители имели 16 гектаров пахотной земли и восемь детей.

Алесь учился в польской начальной школе, а затем в советской десяцигодцы. Во время немецкой оккупации закончил в Глубоком шестимесячные учительские курсы и недолгое время учительствовал. После учился в восьмом (последнем) классе Виленской белорусского гимназии. Осенью 1943 года в Минске попал в немецкую облаву и отсидел 4 месяца в тюрьме и концлагере на Комаровке. В июне 1944-го поступил в Минскую школу командиров Белорусском краевой обороны, а через несколько недель вместе с этой школой покинул Минск. В августе перешел к французским партизанам, а в декабре в Италии вступил во Второй польский корпус Британской 8-й армии. Участвовал в боях с гитлеровцами на Апеннинском полуострове, награжден английским медалью «За войну» и золотой Звездой Италии. После войны до апреля 1946 года учился в английской школе подхорунжих танковых войск, затем служил в Италии, а в июне 1947-го выехал в Канаду. Там работал на ферме, зарабатывал на жизнь в промышленных компаниях.

Живя в Торонто, активно участвовал в белорусском общественном труде. Редактировал ежемесячную газету «Белорусский эмигрант», а после журнал «Подумайте», много сил отдал журналистике и литературной работы. Опубликовал в Канаде романы «Бойцовые дороги» (1962), «Завтра есть вчера» (1968), «За волю» (1991), сборник прозы, поэзии, драматургии «Всякая всячина» (1984), трилогию «Гараватка» (кн. 1, 1965; кн. 2, 1974; кн. 3, 1981).

Летом 1992 Кастусь Акула "почти через полвека вынужденной разлуки с Родиной вновь ступил на родную землю» (В. Орлов), побывал в родимых краях, в Полоцке, Минске. Приезжал он в Беларусь и еще не раз. 29 января 2008 года перестало биться сердце замечательного писателя и стойкая борца за независимую Родину …

Если в России и Украине выданы все или почти все произведения их послевоенных эмигрантских писателей и введен как его отличительная и органическая часть в общенациональный контекст русской или украинской литературы ХХ века, то о нашей стране этого не скажешь. У нас все не так, как у людей. Из произведений К. Акулы в нас увидели свет только «Бойцовые дороги».

Этот документальный роман, где в образе Симона спорыша угадывается сам автор, я читал в 1994 году, а сейчас перечитал второй раз. Еще большее, незабываемое впечатление осталось у меня от трилогии «Гараватка». А попала она ко мне совершенно случайно — от студентки-Заочница, которая «скачала» книгу из Интернета …

У К. Акулы, как известно из его переписки, было четверо детей, «постоянно больная» жена. Сам он работал 5 дней в неделю на фабрике по 12 часов в сутки, а вернувшись домой, стремился «написать хотя бы одну страницу за день».

Субъективный же фактор, талант художника преодолевал объективные трудности, препятствия. Писатель реально отражал в художественных образах то, что видел своими глазами, что пережили он, его родители, соседи. Исходными принципами его художественно отношения к действительности были искренность и правдивость. Мастерство К. Акулы видится во всем: в остроте конфликтов, напряженном драматизме сюжета, яркости характеров и в языке. В «Гараватцы» каждый эпизод, деталь, отдельный штрих, пейзажный рисунок — все это необходимые части произведения. Здесь нет ничего лишнего, не связанного с задачей, которая пронизывает всю художественную задумку — склонить читателя на сторону того или иного понимания, той или иной оценки различных сторон действительности.

В трилогии сотни персонажей, и все они непохожи друг на друга своими действиями, поведением и языком. В центре же произведения — семья Бахмач (отец, мать, брат Янука и сам Янук Бахмач — главный персонаж трилогии).

О жизни западнобелорусского крестьянства «при Польше», а также в 1939-1944 годы писали многие белорусские писатели. Вспомним, например, романы Вячеслава Адамчика «Чужая родина», «Год нулевой», «И скажет тот, кто родится», «Голос крови брата твоего». К. Акула же, в отличие от советских авторов, писавших на эту же тему, «в выявлении своих взглядов и оценок не был скован никакими идеологическими догмами и цензурными препятствиями» (В. Орлов).

Названия книг трилогии — символичны. Первая называется «Дярливая птица», что вызывает ассоциацию с польским гербом — «Ожел бялы». Книга начинается с
описания, как мальчик Янук Бахмач пасет стадо («хвостов за пятнадцать») осадника пана Лозовского. Отец Янука имеет «малавражайны клинок земли с трех гектаров», который «не выкормить, не оденет и не наденет». В книге десятки различных эпизодов из жизни крестьян деревни Литовцы. Бедность, нищета, бесправие … Янукову матери застрелил надзиратель господского леса за накопленные там ягоды; отца, ни в чем не виновного, по наводке местного злодея Сабакевича, арестовала полиция, сбила «слышать не на смерть». Показано национальная маласвядомасць крестьян: «православная часть белорусов была для имитаторов-поляков« русскими », и святки, этаким образом, не называли католическими или православными, но« русскими »и« польскими ». Кончается первая книга описанием, как в начале сентября 1939 года «под соломенные крыши прилетела весть, что немцы начали панскую Польшу клевать», и как отправляют новобранцев на военную службу.

В первой книге, как и во всей трилогии, есть ряд образов-символов, прежде всего это гора Гараватка — возвышенность, что лежит в окрестностях деревни Литовцы и ассоциируется в сознании автора и его героя Янука со всей Беларусью. Она живет «в местных легендах и сказках, глубоко вросла в народное историю», она параднилася с «горем», «горевать» и «другими выводим обозначениями». Гараватка держит на своих плечах людьми прозванный Архипов дуб-великан, о груди которого «разбивались ветры и непогода целых веков», который «помнил Батория и Ивана Грозного, следил за шведами и Наполеоном», слышал голоса повстанцев Кастуся Калиновского.

Словно родным братом дуба Архипа выступает столетний дед Якуб, который был для сельчан «таким самым завершением и приметой, как Архип для Гараватка». Старый крестьянин-горемыка дед Якуб в частых беседах с Янук Бахмач открыл ему глаза на героическую и трагическую прошлое нашего края, научил задумываться и самому искать ответы на насущные жизненные вопросы.

Вторая книга трилогии имеет символическую и многозначительную название — «Закрывавленае солнца». Здесь отражена жизнь сельчан в большевистским «раю», под «солнцем Сталинской конституции» — с осени 1939-го до лета 1941 года. Сентябрьским днем «с тракта и из леса, из советских танков и автомашин звучала, разливалась по пространству мощное слово: освобождение». «Оно принести имело землю и волю». Через несколько дней — общее собрание сельчан в школьном здании. Большевистский комиссар долго «говорил малопонятным языком» об освобождении «от польского ига», «доблестный рабоче-крестьянскую Красную Армию», «мудрого отца всех народов, величайшая товарища Иосифа Виссарионовича Сталина» …

Правдиво описана подготовка к выборам «дипутатав в народное собрание», который состоится в Белостоке. Присутствует в зале и тот же комиссар. «Много которые ушам своим не верили, но никто противоречит не посмел», когда кандидатами в депутаты были названы два «деревенские злодеи» Шпунт и Сабакевич, которые сейчас зачинщицы в деревне. Во второй книге трилогии есть много других эпизодов о действиях «народной власти»: огромные очереди за хлебом, солью, газа, сахар, перепись у каждого хозяина всей его имущества — земли, скота, птиц (чтобы потом обложить налогом), демонстрация по случаю годовщины «Великого Октября», ночные аресты осадников, лесников, других «врагов народа» и вывоз их в Сибирь, беспричинный арест Антона Деркача и его истязание, закрытие и разрушение руками «ваинствуюшчых безбожников» церкви и костела, принудительная сдача государству «излишков мяса, зерна , яиц, молока, меда и прочего », раскулачивание богатых крестьян, попытка создать колхоз имени Чапаева.

В третьей книге трилогии рассказывается о событиях периода немецко-советской войны 1941-1944 годов. Книга называется «Белорусы, вас ждет земля». Огромные, красиво оформленные плакаты под таким же заголовком видел Янук и другие сельчане в местечке Гатти, где уже устанавливалась власть немцев — новых «освободителей». Янук слышит, как некоторые местечковцы реагируют на фашистские обещания: «- Посмотри, что вон пишут: Белорусы, вас ждет земля. Вот как! — Ага, ждет. Три метра на полтора на каждого! »« Бесчеловечность свою оккупант как бы намеренно показывал ежедневно и везде. Ужасное разочарование «новым порядком» дыхание отбирала ». Каратели, якобы за связь с советскими партизанами, сожгли деревню Золотуха и всех ее жителей. До крестьян доходили слухи, что гитлеровцы «за убийство одного немца делают облаву и расстреливают по сто совсем невинных люде

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: