Геннадий Гарбук, создатель образов Василия Дятлика и деда Талаша, — празднует 50 лет в Купаловском!

23/10/2012

Встретиться и пообщаться с одним из старейших и «звездных» артистов Национального театра имени Я. Купалы и известным актером кино, народным артистом Беларуси и лауреатом государственных премий Геннадий Гарбук посчастливилось в Жабинке, куда он приезжал в начале месяца из Бреста как участник Республиканского фестиваля белорусских фильмов . В тот день у нас демонстрировалась новая художественная кинолента "Талаш", однако гость, играющий главную роль, оговорился: узнавать в нем деда Талаша зрители еще не привыкли — неизменно упоминают как создателя образа деревенского парня Василия Дятлика с давней телевизионной постановки по роману И. Мележа "Люди на болоте". Его хорошо знают также из спектаклей, с телепостановкам и фильмов "Павлинка", "Раскиданное гнездо", "Тревожное счастье", "Плач перепелки", "Знак беды", "Белые Росы" и многих-многих других.

 
— Геннадий Михайлович, прежде всего позвольте поздравить вас с творческим юбилеем — 50-летием работы в знаменитом Купаловском театре.

— Спасибо. Нынешний год запомнится мне еще одной знаковой датой: 55 лет назад я впервые вышел на профессиональную сцену — сцену драмтеатра имени Я. Коласа в Витебске. А вообще начинал со школьной художественной самодеятельности — выполнял кое-какие драматические роли, читал басни, танцевал "Крыжачок" и "Лявониху", так что вопрос "Кем быть?" передо мной не стоял. В театрально-художественном институте играл "серьезных" и трагедийные героев, скажем, Ваську Пепла из горьковской пьесы "На дне". Это был мой дипломный спектакль. Самая же первая роль как профессионального актера — в водевиле "Квадратура круга" по В. Катаева — далась почти со слезами. Хорошо, что режиссер Вячеслав Бровкин, который тоже начинал в Витебске, помог преодолеть страх и неопытность. Он знаком вам как один из постановщиков телесериала "Следствие ведут знатоки". Ну а в кино(Смеется)дебютировал легко и просто — рекламировал государственное страхование …
  


— Каким был ваш дебют в театре имени Я. Купалы? И не вам принадлежит первенство в создании образа мележавскага Василия?


 

— Впервые на сцену Купаловского театра вышел для массовки в спектакле "Павлинка". Когда уходил с нее по лесенке за кулисы — насквозь, через бот, пробил ногу гвоздем, чем и видится дебют … Что касается Василия, то сначала он "заговорил" в радиоспектакли голосом Виктора Тарасова — большого, светлой памяти, артиста. В телеверсии же романа Василием был действительно я. Это была моя первая значительная роль. В этом году на празднике белорусской письменности в Глубоком люди в очереди за шашлыки так и сказали обо мне: "Так это же Василий Дятлик!" Мне было приятно.
  


— За эту роль не только в тэлепастановцы, но и в спектакле в 1966 году вы получили Государственную премию БССР. Союзную премию, в 1984-м, — опять же за участие в "Людях на болоте", на этот раз в многосерийном фильме …


 

— В фильме Виктора Турова исполнил роль Чернушки, Ганниного отца. Также богат, непростой образ, как непростая душа белоруса-полешука.
Я с увлечением работал над ним. Но жалел, что уже намного превзошел возраст Василия Дятлика, завидовал молодым актером. Да что поделаешь … Кстати, этой весной в нашем театре Александром Гарцуевым сделана новая постановка "Людей на болоте". Инсценировкой, декорациями, трактовкой образов это совсем другой спектакль, а я в плену прежних, своего, поэтому оценивать не имею права. Так и сказал на его обсуждении как друг художественного совета театра.(На минутку задумывается, продолжает весело). Да я и сегодня мог бы сыграть Василия! Текст поныне помню, загрымиравався бы как следует … Замечу, однако, серьезно. Новый спектакль идет успешно, с аншлагами. Если смотреть с позиции сегодняшнего времени на недавнюю нашу историю, то режиссер имел право на иное прочтение и сценическое перевоплощение мележавскага романа. Сполна. Миканор у него, например, человек резкий, волевой, не терпит возражений — одним словом, такой, какими были ли не все большевики.
 
 


— Театральные критики, в том числе авторы энциклопедических изданий, наиболее яркими ролями Геннадия Гарбука называют как раз Василия из "Людей на болоте" да еще Симона с "разбросанными гнезда". Сами вы считаете так же?


 

— Мне не нравятся категоричные выводы об искусстве. Больше нравятся обычный вопрос зрителя: "Ваши любимые роли?" Те, отвечаю, что удались. Их, слава богу, немало. Взять хотя бы работу над образом одного из братьев, старшего, в фильме "Белые Росы" по А. Дударева. Гордость есть и у меня, что фильм приобрел статус народной комедии, которая не стареет. Его смотрят по несколько раз, в чем я убедился на публичных встречах и в частных разговорах.
  


— Нельзя обойти вашей актерской работы в художественном фильме "Знак беды", как невозможно представить другого Петроку, хозяина многострадального белорусского хутора, чем ваш.


— Эта роль мне досталась не сразу. Режиссер фильма Михаил Пташук "перебрал" много известных актеров из Минска и Москвы, пока выбрал "нужного". Да и со мной делал кинопробы аж пять раз, за что я нисколько не обижаюсь. Как же! Экранизировался знаковый произведение и для автора, Василя Быкова, и для современной отечественной прозы. В нем глубина народной жизни и народной трагедии в период раскулачивания и войны. И это, по моему мнению, удалось воплотить в фильме. Все было приближено к реальности. Меня не оставляли болезненные переживания в течение снимков и за героев, и всего близкое для них, живое. Вправду, естественно — такое было решение режиссера — убили в известных вам эпизодах корову, лошадь … Но и радость давала работа над лентой: так благодарны, глубинный материал! Успех не заставил себя ждать. В 1987-м, через год после окончания съемок, на коммерческом, заметьте, кинофестивале в Сопоте режиссер-постановщик и мы с Ниной Руслановой, исполнители главных ролей, были награждены золотыми медалями. "Знак беды" вошел в Европе в первую десятку фильмов о войне. Именно он, если возвращаться к предыдущему вопросу, стал самым ярким в моей творческой биографии, как бы высоко я ни ценил "Людей на болоте".
  


— Несколько слов, Геннадий Михайлович, про "своего" Талаша в одноименной киноленте. Как вообще шла работа над ней?


— Реальная личность Василия Талаша, овеянная легендами, привлекала меня давно, то я без колебаний принял предложение режиссера и сценариста Сергея Шульги. Он, надо сразу сказать, мало придерживался повести Я. Коласа "Трясина", известной со школьной скамьи, так как не хватало диалогов, которые бы более полно характеризовали героев и насыщали фильм, а приключения деда Талаша, нередко с комическими ситуациями, легко могли бы привести к аналогии с Шолоховская дедом Шчукаром. Поэтому в фильме много художественного вымысла. Остался стержень: невероятная жизнеспособность героя, его упорное отстаивание человеческого достоинства, непокорность чужой власти. Я старался как раз к образу "живого" человека, которого уважала все западно Полесье. Насколько справился, пусть считает зритель. Добавлю лишь, что работа над четырехсерийной лентой шла напряженно, съемки велись полгода, без перерывов. Нынешние телесериалы снимаются гораздо быстрее.
 
 

— У вас сейчас новые предложения от кинорежиссеров?

— Пока что у меня перерыв …

Беседовал Алесь Каско, Звезда

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: