Белорусское печатное слово

28/08/2012

Белорусское печатное слово, появившись одним из первых в славянском мире еще на заре XVI века, в начале века ХХ должна возрождаться с неимоверными трудностями, нелегально.

(На снимке: Родовая усадьба Ивановских Лебедка)

Наша литература была кровно сопряжено с идеями, идеалами, духовными и социальными потребностями своего народа, нации. Этапы духовного, свядомаснага, национального становления белорусов, как и этапы становления белорусского государственности, гармонично дыр и этапы развития литературы.

Так, период становления власнабеларускай литературы (XИV-ХV века) увековечивать формирование старобелорусском государственности и старобелорусском народности: летописи великих князей литовских; эпоха Возрождения ассоциируется с фигурами Ф. Скорины, Я. Вислицкого, М. Гусовского.

Не стала исключением и ХХ литстагодде, которое неразрывно связано с идеями национального возрождения. Более того, именно оно ту идею родила, прочувствовали и донесла народу. Как раз белорусский литература в начале прошлого века первой поднимала проблемы социальной и политической свободы своего народа, идеи национального самоопределения и нового государственного возрождения. Подъем общественно-культурного движения в бывшей Российской империи на территории белорусских земель, как и подъем издательского дела, как и зарождение белорусских политических движений и партий, начинались в лоне литературы.

В ХХ веке к возрождению белорусского нации и государства, к разработке белорусского литературного языка и его грамматики первыми причастны белорусские писатели. Они создали первые белорусские газеты и выдали первые белорусские буквари и букваря. Впрочем, это они — белорусские писатели — начали национально-освободительное движение на просторах Российской империи, то они были первыми политиками и дяржкиравниками Беларуси, и это они стали первыми руководителями и Белорусским Народной Республики (Вацлав Ластовский), и Белорусском Советской Социалистической Республики (Тишка Гартны ). Перед белорусским литератором начала ХХ века стояли сразу две масштабные задачи: уласнаэстэтычная, художественная, и общественная, дяржавабудавничая.

Как и у каждого явления есть свое начало, есть он и в нашей литературе ХХ века. И начало тот не был увенчан благоприятствования или государственной заботой. Не было белорусского грамматики, а самое важнейших — белорусский язык запрещено в официальном обиходе. И будет, наверное, интересно узнать (об этом не пишется в учебниках) о том, что первой «литературной» белорусского книгой ХХ века стала вышедшая в Петербурге книга А. Ельского «Слово о проклятой водке и о жизни и смерти пьяницы. Хорошему Белорусскому народу, на пакраплення его души и разума ». А затем …

Все началось с того, что Вацлав Ивановский, студент Петербургского технологического института, купил в 1902 году гектограф (упрощенный печатный аппарат для получения копий — до 100 экземпляров — из написанного или напечатанного текста), пожертвовав на свою покупку зарплату со студенческой практики.

Первое издание В. Ивановского и основанной им Белорусским революционной партии — обращение «К интеллигенции». Одна из главных мыслей, высказанных в ней, — необходимость создания грамматики белорусского языка и работы по пробуждении национального сознания нашего народа (обращение вышла по-польски). Затем был нелегально отпечатанный журнал «Свобода», который предполагалось превратить в орган Белорусском революционной партии. Ручную матрицу «Свободы» на восемь абачынав сделали Винсент Валейко (петербургский гимназист, земляк Ивановского — родился в усадьбе Галавичполь, рядом с лебедкой Ивановских) и член Польской партии социалистической Миллер. Весь необходимый материал друзья перевезли в усадьбу Ивановских, где, по традиции, все домашние собирались на праздники Пасхи и Рождества. Там во время рождественских каникул 1902 и было напечатано 200 экземпляров первого номера «Свободы». «Свобода» открывалась двумя статьями о политических условия и национальное сознание белорусов и стихотворением «Добрые вести» Владислава Сырокомли.

Ивановский в период издания Свободы

На том же гектографе были нелегально изданы и «Рождественская писанка» (1903 г.) и «Пасхальная писанка» (1904 г.), в которых опубликованы стихи Алоизы Пашкевич, Каруся Каганца и других поэтов, а также перевод рассказа Стефана Жеромского.

Значительным событием после выхода в свет нескольких сотен таких тетрадей стало легальное издание в 1903 году в польской типографии К. Пянтковскага (Петербург) сборника стихов Она Неслуховского (Янки Лучины) «Вязанка» и книги «Сказки» тиражом в 5 000 экземпляров каждая.

«Сказки» подготовил к печати белорусский писатель, художник, общественный деятель Казимир Костровицкий (Карусь Каганец) — об этом свидетельствует специфический правописания (апострофы вместо памякчальных символов). Идея же издания белорусских сказок принадлежала В. Ивановскому, который познакомился с Каруся Каганца у его брата, лидского врача Амброжыя Костровицких. Последний финансировал издание книги (его инициалы были указаны на титульной странице — «А.К.»).

В. Ивановский вдохновил на книгоиздание и младшего брата жены А. Костровицких Степана Богушевской, в то время студента краковского Ягеллонского университета. Богушевский привлек к сотрудничеству своего друга со времен гимназической учебы в Минске Марианна Фальскага (будущего белорусского переводчика прозы и автора одного из лучших польских прописей).

В 1904 году вышел томик белорусских стихов «Песни». Он предназначался прежде всего для возрожденческого-революционной агитации и потому публиковался анонимно (сборник состоял из произведений Ф. Богушевича, А. Пашкевич и Каруся Каганца). К изданию сборника стихов снова причастны В. Ивановский с уже упомянутыми Каруся Каганца, С. Богушевской и М. Фальским. Вышли «Песни» в Кракове, где С. Богушевский и М. Фальски выдали еще книги «Янка Музыкант» (перевод рассказа Генрика Сенкевича), «К своему Богу» (перевод с Стефана Жеромского) и «Ведьма» (неизвестного автора). Деньги на издание В. Ивановский получил от сестры своей невесты, знаменитой пианистки Екатерины Ячыновскай …

***

12 декабря 1904 царь Николай II подписал указ, который снимал прежние ограничения на использование местных языков в «девяти западных губерниях Российской империи», среди которых значились Виленщина, Минщина, Гродненщина и Могилевщина. Указ уделял свободу и белорусскому печатному слову.

Для расширения книгоиздания теперь нужно было уже свое издательство. Не получив меценатской помощи, белорусские просветители основали на принципах акционерного общества издательскую группу «Заглянет солнце и в наше оконце». 1 января 1906 года в ней насчитывалось около 45 участников с вкладами по 10 рублей. Была образована и вправо из семи «друзей-основателей», которые внесли 250 рублей. Общий капитал общества составлял в начале 1906 700 рублей, что и позволило начать целенаправленную издательскую деятельность. Председателем правления был избран В. Ивановский, секретарем — петербургский чиновник Владислав Сталыгва, членами управы — профессор Бронислав Эпимах-Шипило, жена Ивановского Сабина и его старший брат Юрий (инженер-технолог), учитель школы при лютеранской храме Св. Петра Владислав Калашэвски и Винсент Валейко, на то время уже студент Горного института.

Первенцем издательского объединения «Заглянет солнце и в наше оконце» стал «Белорусский букварь, или Первая наука чтения», написал который Карусь Каганец.

На первом этапе (по нотариальной договора он продолжался до 1908 года) основную редакционную работу издательской группы исполняли В. Ивановский и Б. Эпимах-Шипило. В отделе редких книг и старопечатных Национальной библиотеки Республики Беларусь хранятся письма сотрудников отделения «Заглянет солнце и в наше оконце», в которых детально переданы этапы подготовки первого белорусского букваря ХХ в.

В мае 1906 Карусь Каганец получил от издательской группы официальное приглашение к работе. По поручению В. Ивановского письмо писал В. Валейко: «<…> Пусть Господь напишет ксёнжку для детей по-белорусски. <…> Только пусть она будет в 2-х частях, чтобы не слишком велика. <…> На начало присылал 10 рублей за работу. Пусть Господь напишет, сколько будет стоиць написание. За работу платить ни Войтик (т.е. Вацлав Ивановский. — А. А.), ни я, а белорусский издательское объединение «Заглянет солнце и в наше оконце». <…> Пусть Господь не боится писать, сколько сторожит Господень труд. <…> Может вы, Господи, могли бы сделать рисунки к ксёнжки? Хорошо бы. пишите и присылайте первой половины кс

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: