Беларусь — не проект! Нечаянный Успех и неоконченная история синтетического национализма.

Продолжаем публикацию докладов, Который были изданы в Сборник «Проблемы современной белорусской идеологии» и прошли обсуждение на Междисциплинарной научно-практическая конференции, посвященной рассмотрению проблем современной Белорусской идеологии, которая Прошла 3 ноября 2012 в г. Минске. Вашему внимания представляем Председатель политолога Юрий Чаусов.

При обсуждении феномена Белорусского национализма и, в более Широка контексте, развития и формирования белорусской нации, периодически Приходится встречаться с констатацией ущербности Белорусского национального проекта. Тезис о том, что русский национальный проект как практическая политическое Действие является неудачном (не вполне успешных, незавершенным), часто фигурирует:

— в доктринальных Текст Белорусских патриотов и теоретиков Белорусского этнического национализма;

— В тексте авторов, скептически настроенных по Отношение к Белорусскому Национальное Строительство;

— д. злорадных выступление тех, кто отрицает само существование белорусов как самостоятельной нации.

«Белорусский национализм — опоздавший осколок XIX столетия, догоняющий проект, хроническая Цепь неудач и поражений» — такого рода канва сопровождает жизнеописаний Известно Белорусских националистов, Который самой Своей Биография (метания Между различными центрами геополитической силы, борьба с Оружие в руках против соплеменников, безнадежная, но сознательное коллаборация с врагами и, зачастую, неутешительный финал в видео эмиграции или насильственной смерти от рук политических оппонентов) как бы олицетворяют неудачу Белорусского национального проекта.

Да и современная политическая полемика по поводу актуальных событий в Нынешняя белорусском государстве зачастую сопровождается крайне негативной Оценка того, каким это государство стало. Недемократический и, несомненно, авторитарный характер современного Белорусского Режим способствует поиска альтернативных История Успех. Многие белорусы стремятся НЕ отождествлять себя с таким Национальное проектом, Который привел к возникновению на карте Европы «последней диктатуры», ищут убежище в проект типа литвинского, что-либо вообще отказываются от Своей белорусскости, изживают Ее как некую болезнь.

Безусловно, национализм в Своей основе практический всегда является идеологией Освобождение, в том число у нас можно формулировать разабраць как историю борьба за Освобождение нации от колонизаторов и ига метрополии. Но парадокс Белорусского случая национализма в том, что он НЕ создает ощущения победоносности дела Освобождение. Наоборот, беспросветная история неудач и Современное состояние страны-изгоя рождают ощущение, что в нашем Случай англоязычный термин failed nation следует переводить как «несостоявшаяся нацио».

Между тем, несмотря на многочисленные поражения национального Движение, белорусская нацио сумела каким-то то образом выжить, сформироваться, Создать в неблагоприятны условие Независимая государственность и с Успех демонстрирует свою «инаковость» (бел. «изюминка») перед лицом значительно более мощно, успешных и привлекательном Национальное проектов. В этом — парадокс формирования белорусской национальной государственности: несмотря на поражения всех без исключения проектов национального Строительство на этой земле, само национальное Строительство продолжается и Даже демонстрирует некоторые успехи.

К что здесь скромничать: если учитывать количество пролит крови и те страдания, Который пришлось пережить края в ХХ столетии; если учитывать беспрецедентность и масштабность нацистского и коммунистического экспериментов, реализованно внешними силами при непосредственном пособничестве белорусов; если учитывать сколько раз история бесславное завершала амбициозно начатые Национальные проекты — само существование белорусов и белорусской национальной государственности кажется чудом.

ххх

С учетом сказанного, представляется интересно и поучительным изучение докторской диссертации Янки Запрудника «Политическая борьба за Беларусь в царских государственно мыслях» [14], которую тот защитил в США более 40 лет назад (а сама она относится к моменте старта социально экспериментов, предпринятых на территории края внешними силами).

Истина просто: возникновение белорусской субъектности является история фантастического Успех. Это просто невероятная, как мы проскочили сквозь игольное ушко. Сколько было проектов относительно судьбы нашего края, сколько амбициозных планов, которые не имели в виду Никаких белорусов, зато были подкреплены ресурсами, Оружие, политической волей и «чаяниями» Местная элит и низов! А ни один из собственно Белорусских проектов — от «Наше Нивы" до национал-социалистов Фабиан Акинчиц — нельзя Оценить как рессурсных подкрепленный, до конца реализованный и успешный — все это по большей Счета было несерьезно.

Наша история — не реализация конкретного национального проекта, а Цепь совпадение, Случайность, борьба различных проектов и драматического наложения ошибок. Никто никогда не имел серьезное намерений в отношении Беларуси как самостоятельного субъекта. И то, что получилось, это даже не компромисс Между проектами — просто так сложилось, помимо воли сильно мира сего. Наша Беларусь — не проект!

А раз уж судьба наша такая, то не исключено, что и в дальнейшем мы продолжим свое национальное развитие именно таким образом. Поэтому не будем скептически относиться ни к тому проекты Беларуси, Который реализует Александр Лукашенко, ни к послание Зенона Позняк, ни к разнообразным взаимно враждующим вариант литвинства, ни к Либерально прожектам евроэнтузиастов. Скорее всего (и к СЧАСТЬЕ!) Ни один из них НЕ будет доведен до конца. Но мозаика этих проектов, Их взаимно уничтожение — смешение — усвоение — это и станет будущим страны, чем-то неизвестно, что сегодня НЕ Приходите в голову самым амбициозным архитектор нации.

Энтони Смит, один из Современная классиков теории национализма, в Своей работе «Национализм в двадцать столетии» отмечает, что именно категория нации является Основы для самоидентификации современного человека. Наряду с полом и профессию, нашу идентификацию определяет ответ на простой вопрос «Кто ты?». Прежде всего, нас отождествляют с нашей нацио [7, с. 11].

Но применительно к Белорусь как к представителям белорусской нации этот тезис Смита выглядит не столь убедительно. Говорю о самоидентификации жителей Беларуси, мы вынуждены поместить национальную принадлежность на более низкую степень идентичности, или, во всякое Случай, констатировать значительно меньшую уверенность белорусов в ответе на вопрос о Своей национальной идентичности.

«Белорусы — те же русские, только со знаком качества» — вот утверждение, способном поставить в тупик теоретика национализма Классическая школы, но актуально и часто одобряемое д. Современная белорусская политическом дискурсе. Парадоксальное образом именно подобного рода выражения сегодня становятся краеугольным камнем так называемой идеологии Белорусского Государства и Даже … кладутся в основу политических Доктрина и практика, имеющих ярко выраженный националистический (!) Характер.

Вообще-то, Исследования Белорусского национального Строительство и Белорусского национализма НЕ может обойтись без обнаружения подобных парадоксов, без констатации плюрализма Концепция о природе белорусской нации. Парадоксальные Примеры можно черпать и в истории зарождения Белорусского национального Движение, и в истории развития Белорусского народа в советский период.

Однако Наиболее поразительные и вызывающие противоречивые толкования обстоятельства сопровождали в середина 1990-х приход к Власти в уже Независимой Беларуси первого Ее президента А.Г. Лукашенко. В этом ряду — труднообъяснимые в восточноевропейском и постсоветском контексте Референдум об отказе от Историческая несоветской символики, о придании языке статуса государственного, усиление антинационалистической риторики и развенчание только что созданное мифов национального Возрождения (в том число перенос праздником Дня независимости с дня провозглашения суверенитета на годовщину Освобождение столицы страны от немецкой оккупации). В череде этих парадоксов притягательным для исследователей самой разной дисциплинарной принадлежности является вопрос о поразительную сворачивании в Беларуси демократического Транзит и возвращении страны к авторитаризму. Мало кто из политических исследователей удержался от искушения отметить взаимосвязь неудачи в демократической трансформации Беларуси со слабостью национальной идентичности и низким уровням национального самосознания белорусов.

Белорусы — это тот Редкие в Европе народ, разговор о Котор до сих пор очень часто Приходится начинать с Доказательства того, что такой народ существует [11, с. 34]. Отсутствия образ белоруса (неважно, позитивного или негативного) в Национальном мифологиях наших соседей является очевидно фактом. Научно Исследования белорусской нации и сейчас является редкостью Даже в соседних странах, а число публикаций на белорусско тематику в европейских и американских академических кругах ничтожна.

Народы-соседи белорусов, как Правило, обладают разветвленной СИСТЕМЫ представлений о себе и Других, но в рамках таких-то система НЕТ места Белорусь как самостоятельной нации (во всякое Случай, подобное представление по-прежнему является у них доминирующим, Хотя бы и на неофициальном уровням) . «А если у вас НЕТ вашего собственного национального проекта, Своей собственной национальной идеи — то вас НЕТ как нации» — Говорит нам традиция национализма.

На всем протяжении Белорусского национального Строительство представители самых разных Белорусских Национальное проектов сталкивались с этой проблемы. Теперь, в начале XXI столетия, вне зависимости от идеологических догм и политической принадлежности мы можем сказать с уверенностью: Белорусы — есть! Вероятно, это утверждение является Наиболее существенным итогом работы Белорусского национализма как комплекса этнополитических Концепция.

Именно с этой констатации мы, вслед за Юрием Шевцова [11, с. 35], начнем разговор о взаимодействии Белорусского национализма с процессом формирования белорусской нации. В этом контексте нас интересует динамика развития теоретика-методологических подходов к Понимание Белорусского национализма и сами процессы формирования белорусской нации. Таким образом, мы попробуем проследить судьбу различных Концепция («проектов») Белорусского национализма и связанно с ними политических Доктрина на фоне процесса Белорусского национального Строительство.

ххх

Сложность проблемы состоит в трудности размещения Белорусского казуса на восточноевропейском Национальном ландшафта. В силу указаний парадоксальности и уникальности Белорусского опыта Беларусь «не укладывается» в стройные схемы восточноевропейских Национальное проектов. Точно так же и случай неудачи Белорусского демократического Транзит НЕ соответствуете господствующим теориям перехода от коммунистического господства к демократии через авторитаризм.

Рассматривать ли Беларусь в восточноевропейском посткоммунистическом контексте? И рассматривать ли Беларусь в восточноевропейском этнополитическом контексте? На наш взгляд, уникальность Белорусского казуса НЕ препятствует этому. Бенедикт Андерсон в Своей книге «Воображаемые сообщества», исследуя Пути формирования национализма на разных континентах, отмечал отсутствия некоем универсальной формулы финансов и функционирования нацио. Отсюда проистекает разабраць знаменитые вывод: «нации — это воображаемые сообщества» [цит. по 1, с. 10].

Уникальный русский казус уникален именно как исключение на фоне иных национально проектов в нашем регион, однако происходит он примерно в том же Историческая контексте, подчинятется влияние тех же факторов и законов общественного развития. Специфическое в Беларуси воздействие факторов национального развития, общих для нашего региона, и исключительность белорусской ситуации (с конфессиональной, геополитической, лингвистической и этногенетической точек зрения) определяет исключительность Белорусского опыта. Мы — Какие!

Изучая этнополитическое развитие в Беларуси, мы можем отметить отсутствия конвенционального, общепринятого национального мифа. Различные версии Белорусского национализма оперируют различными версиями национальной мифологии. Во многом это связано с тем эффективней, что, несмотря на текстуально ориентированную модель формулирования национального проекта (акцент на литературность и художественность с Опора на фольклор и «возрождение традиции»), общую для Восточной Европы, русский национализм не имеет такого национального эпохе (домодерного или модерного ), Который мог бы считаться Манифест Белорусского национализма.

Точнее, на эту роль претендует ряд текстов, поэтому ни один из них НЕ может быть признан в качества образцового для всех версий Белорусского национализма. Так, Валерий Булгаков иронично предпослал главе «Первые националисты» в своем исследовании Белорусского национализма «единственной Известно фразу Адама Мицкевич на белорусском языке» (притом, что Мицкевич является одним из героев Белорусского национального мифа) [3, с. 109]. Место текста-носителя национального мифа остается вакантным.

Отсутствия конвенционально признанного Манифест Белорусского национализма сопровождается крайне малым количеством Исследования Белорусского национализма. Точнее, существуют Исследования, изучающие отдельные Национальные проекты в Беларуси — но НЕТ Общей теории Белорусского национализма. В начале ХХИ столетия русский национализм как сложно явление по-прежнему остается неконцептуализированным. В отношении разабраць по-прежнему ломают копья не только политики, но и ученые, представляющие разные обществоведческие дисциплины. Интегральной, Общей теории Белорусского национализма на данный момент НЕ выработано ни в рамках Историческая науки, ни в рамках политической теории.

С другой сторону, многочисленные Национальные проекты нашли свое теоретическое обоснование что-либо позднейшую научно концептуализацию. Есть разработанные концепции кривицкого и великолитовского национализмов, отдельные сарматский проект, Концепция белорусов как «креольской» нации, Концепция белорусов как советской нации, Достаточно подробно разрабатывается Теория белорусов как славянизированных балтов — все с соответствующими политическими выводами и геополитическими проектами и т.д. Таким образом, отдельные концепции существуют. Однако, по Нашему мнению, перспективное направление Исследования в области белорусской этнополитики НЕ укладывается в Рамки какой-то отдельно теории; надо исследовать взаимодействие этих Концепция. Создание синтетической теории Белорусского национализма — актуальная задача для Белорусских исследователей. Это перспективное поле для Исследования, которую может принести плоды не только в научно, но и в политической сфере.

На наш взгляд, большинство из указанных этнополитических Концепция остались маргинальными и не вышли за Предел небольшого круга Энтузиастов. С другой сторону, некоторые концепции мат. операция популярными и овладели широкими массами население Беларуси, приобрели устойчивый характер и мат. операция развиваться в качества самостоятельных политических проектов. Такие широкие концепции имеют свойство притягивать к себе более «слабые» теории, включать Их в свою СИСТЕМЫ и перерабатывать. В свою очеред, взаимодействие этих широких Концепция формирует этнополитический контекст в Беларуси.

ххх

В начале ХХ столетия Белорусских «национализмов» было три.

Западноруссизм. В период до распада Российской империи Наиболее распространенным на территории Беларуси идеологическим направление являлся западноруссизм. Эта Концепция НЕ транслировалась официально, но она в Наибольшой степени соответствовала официальной общеимперской Доктрина, пользовалась определенно поддержка со сторону российской политической элиты. В рамках этой концепции признается культурная самобытность белорусов (вплоть до возможности «образовании ими собственной народности в рамках русского народа»), но исключается идея оформления ими собственной государственности. Наиболее Полное Исследования феномена западноруссизма принадлежит перу Белорусского государственного деятеля Александра Цвикевича [10].

Относительно того, можно ли считать западноруссизм национальной идеологией существуют самые разные мнения. В частности, ряд польских исследователей по сей день воспринимают западноруссизм как пропагандистскую Акция оккупационных российских Власть с цель разобщения польской нации и лишения польской шляхты опору в масс на «кресло всходних». Однако бесспорно, что именно западноруссизм, при всей разабраць уродливо и оскорбительной для современного Белорусского националиста риторике, был первой модерной национальной программой для население края. Его появление в результаты подавления восстания 1863 года стало началом Белорусского Фактор в Международном политике.

Следствие этого стало не только ослабление влияние польской шляхты на Белорусских землях (влияние, чуждого модерной национальной программы), но и маргинализация существовавших до того «литвинства» и «литвомании». Напомним, что до формирования западноруссизма проект реанимации на Белорусских землях Великого княжества Литовского был живым и актуальным проектом (Им руководствовались и Наполеон, и русские декабристы, а Пестель Даже планировал вывести из Беларуси все православное «Русское» население и отдать край Польше).

Западноруссизм НЕ создал сколько-нибудь существенных интеллектуальных продуктов, но до первых мировых войны он оставался Общепринятая идеологией властная администрации. Все же в начале ХХ века официальная поддержка западноруссизма со сторону имперских власть ослабла, от него мат. операция отказываться в пользу шовинистических Концепция единого русского народа. Однако, частично выполнив функция «зачистки» края от Польского влияние, западноруссизм имел неожиданное и далеко идущее политическое последствие: в политическую борьба за БЕЛОРУССКИЕ земли вступили … белорусы *. При этому Не следует считать, что сейчас западно учение является мертвым — проделав определенную идейно эволюцию, оно сохранилось в некотором формах до сих пор. Например, не составит труда обнаружить элементы западно концепции в современной идеологии Белорусского Государства.

/ * Мы здесь не будем дискутировать относительно происхождения и значения термина «белорусы», используя разабраць как конвенционально принятый термин для обозначений модерной белорусской нации, несмотря на разное Понимание этого наименования различными национальными концепциями. Отметим лишь, что термин «Белая Русь» (или «Беларусь») не следует смешивать с национально обозначений белорусской нации и современной белорусской государственности. Белорусы есть модерное образование и как о нации Невозможно говорить о Белорусь до конца XIX — начала ХХ века. /

Отметим, что западноруссизм Даже в период своего расцвета отнюдь не доминировал в народных масс. Потенциал этого политического проекта НЕ позволил ему развиться до уровнь Определения самоидентификации население края. Несмотря на распространение этой идеологии в СИСТЕМЫ финансов, мы практический НЕ встречаем в источник указание на то, что кто-то говорил о себе «я — западнорусский» или «я — западный Рождеством».

«Тутэйшасць». Классики белорусской литературы убедительно показали, что в начале ХХ века в народных масс доминировало безразличие к Вопросы национальной идентичности: большинство жителей края называли себя «тутэйшими». «Тутэйшасть» как Доктрина не была описана, она лишь зафиксирована ее критиками. Однако эта идеология по-прежнему жива. Достаточно вспомнить тезис о том, что белорусы — это не нацио, это способ выживания на территории Беларуси:

«" Белорусскость "- это скорее технология жизни в данном конкретное регион. Иногда это технология выживания. В этом смысле Белорус — это "тутэйшый", Белорусь можно быть … только в регион Беларуси »[11, с. 72].

Возрождение. Белорусский национальный проект национального Возрождения не была доминирующим на фоне указанных стратегий «западноруссизма» и «тутэйшести». Однако он был скроен по традиционным лекалам восточноевропейского национализма и Наиболее приспособлен к репродукции в политическом поле. Определенность политических задач и наличие примеров успешных соседей привели к тому, что проект национального Возрождения белорусов завоевал поддержка значительной Части Местной элиты и был человеком в качество легитимного многими внешними наблюдателями. Недолговечное существование Белорусской народной республики на самом деле было Успех Белорусского национализма. Тем самым было заявлено, что белорусы существуют не только как этнос и политическая проблема, но и как самостоятельный Политический субъект.

Эти три Национальные стратегии (западнорусскость, тутэйшасць, белорусскость) являлись основными в Беларуси в начале прошлого века. Разумеется, подогнать политические программы всех Белорусских политических парти и движение под такую схему НЕВОЗМОЖНО. Скорее, предложенная нами модель есть комплекс идеальных типов Мировоззрение, Который соответствуют тем эффективней интенциям, что определяли политическую жизнь Беларуси в начале ХХ века.

Национальный коммунистический проект БССР объединил Их. Под объединением мы понимаем НЕ механическое соединение постулатов, Который трудносочетаемы и во многом противоречат друг другу. Напротив, в плавильном котле коммунистической идеологии эти постулаты были переработаны и во много Даже уничтожены. Однако сама природа Построение социалистической государственности предполагала эклектичной заимствование различных национально стратегий, посколько Национальные Отношение теоретики сводили к так называемой «надстройку», и Им не было свойственно идеологическое доктринерство. Так, Национальная политика в годы советской Власти менялась неоднократно — от геноцида многомиллионных нацио до искусственного формирования нацио и национальной государственности.

Проект коммунистической белорусской нации заимствовал от западноруссизма идею о триединой русской народности, развивая ее в том число и научными средствами [12, c. 2-5]; от «тутэйшести» заимствовал антинационализм, стремление отвергать не только русский, польский и украинский, но и свой собственный, русский, национализм [11, с. 6-9, 11]; от Белорусского проекта Возрождения заимствовал идею белорусской государственности на народных Белорусских землях, пусть в Советской вариант этой государственности [10, с. 346].

ххх

Коснувшись исторического характера проблемы взаимоотношения Белорусского национализма и процесса формирования белорусской нации, вернемся в день сегодняшний. Вероятно, специфика современной этнополитической ситуации происходит именно из-за уникальности смешения этих ТреХа ипостасей Белорусского национального проекта. Они были смешаны органично — и этот микст оказался устойчивым. Устойчивым — но не завершенным! Невозможно говорить о функционировании этого синтетического национализма без учета того экзистенциального опыта, Который был привнесен в каждый из разабраць компонентов в период 1941-1945 годов, а внезапное обретение суверенитета стало мощно Фактор для нового этапа поиска Основы для белорусской национальной идеи.

Сегодня этот синтез (или, если угодно, синкретизм и эклектика) воспроизводится в идеологии правящего Белорусского Режим, утрачивая шелуху коммунистической фразеологии, но сохран характер удивительного «антинационального национализма». Процесс национального Строительство продолжается — и продолжается развитие белорусской националистической повестки.

Использованная литература

Первый Морозов В. Код отсутствия: Основы белорусского ментальности. Мн., 2007. — 216 с.
Вторая Бобков И. Генеалогия белорусского идеи. Из лекций для Белорусского Коллегиума / / ARCHE, 2005, № 3, с. 136-165.
Третий Булгаков В. История Белорусского национализма. Вильнюс, 2006. — 332 с.
Четвёртое Гужон А. Новые соседи Европейского Союза. Политические и идентифицирующие стратегии в Украине, Беларуси и Молдове. / / «Перекрёстки». Журнал Исследования восточноевропейского пограничья, 2005, № 1-2, с. 187-228.
Пятый Казакевич А. Про колонию. / / «Перекрёстки» …, 2005, № 3-4, с. 17-27.
Седьмой Казакевич А. Дэканцэптуализацыя креольстве. / / «Политическая сфера», 2005, № 4, с. 104-115.
Восьмой Смит Э. Национализм в двадцатом веке. Мн., 1995. — 272 с.
Девятый Смулкова Э. Мое видение Беларуси. / / Перекрёстки …, 2006, № 1-2, с. 167-181.
Десятый Терешкович П. Украинцы и белорусы: сравнительный анализ формирования нацио на фоне истории Центрально-Восточной Европы XIX — начала ХХ в. / / «Перекрёстки» …, 2004, № 1-2, с. 10-32.
Одиннадцатый Цьвикевич А. "Западно-Ивановский". Очерки из истории общественной мысли в Беларуси в XIX и начале ХХ в. Мн., 1993. — 352 с.
Двенадцатой Шевцов Ю. Объединенная нацио. Феномен Беларуси. М., 2005. — 256 с.
Тринадцатый Юсава Н. легитимация понятия "древнерусская народность" / / "Белорусский исторический обзор", 2005, том XII, № 1-2 (22-23), с. 3-20.
Четырнадцатый Запрудник Я. Политическое борьба за Беларусь в царских Государственных мыслях (1906-1917). / / ARCHE, 2009, № 1-2, c. 74-217.

Другие доклады по конференции:

Религия — идеология — программа

В поисках идеологии, способном сплотить расколотое общество

К Вопросы формирования государственной идеологии и национального Государства

Беларусь должна быть и должна быть всегда!

Белорусский «большое Пространство» как лекарство от комплекса Жертвы

Белорусский нация на пересечении проектов: проблемы, смыслы и перспективы

Эхо романтической идеологии в современных общественно-политических процессах

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: