Календарь

Ноябрь 2012
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт   Дек »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Архивы

Томас Бон. Каменщик Денис Булахов в социалистическом Минске: набросок проекта жизни советского человека

* Thomas M. Bohn: "Bau auf …" Der Maurer Denis Bulachow. In: Sozialistische Helden. Eine Kulturgeschichte von Propagandafiguren in Osteuropa und in der DDR. Hrsg. v. Silke Satjukow u. Rainer Gries. Berlin 2002, S. 60-70.

Наследие Дениса Григорьевича Булахова хранится в Национальном историческом музее Республики Беларусь в Минске. Это несколько фотографий, пара свидетельств и грамот, а также мулярская Кельме. Если углубиться в белорусский послевоенную публицистику, то обнаруживается, что Денис Григорьевич в 50-60-е годы принадлежал к известнейших в Минске лиц. Но в источниках не найдешь ни слова о личной жизни этого человека. Поэтому в ретроспективе каменщик Булахов предстает только как пропагандистская фигура[1]. Мы сталкиваемся с созданным агитационным отделом коммунистической партии идолам, появившийся на сцене в процессе инициированной Хрущевым реактивации да инструментализацыи мифа героизма. Сформировать общество героев — вот к какой цели стремились власти в Кремле. А окончательным шагом на этом пути в Беларуси логично стало провозглашение Минска городом-героем. Так что Денис Булахов не был борцом-одиночкой. В отличие от Стаханова, чье имя получил инсценированный в 30-е годы движение передовиков, он даже не выделился каком-то чрезвычайном поступком. В локальном контексте им пользовались просто как особо выдающимся примером. Какие конкретно функции должна выполнять эта фигура? На чем был основан modus vivendi партии и жителей крупного советского города после Второй мировой войны? Почему в Республике Беларусь имени Дениса Григорьевича Булахова забыла так же, как и титул города-героя, наделенный белорусского столицы?

И. Биография Дениса Булахова


Рассказ об истории жизни нашего героя много времени не займет. Денис Григорьевич Булахов родился 6 декабря 1905 г. в деревне Вольгавка (рус. Ольговка) Омской области в Сибири[2]. Ему не было суждено закончить более двух классы школы. Вместо этого он стал учиться на сапожника. О том, как он пережил смутное время революции и гражданской войны, сведений не сохранилось. Чтобы поддержать легенду, хватило, во всяком случае, упомянуть для современников, что он принадлежал к поколению, которое сформировалось под влиянием деревенской горести и социалистического энтузиазма и нашло литературное воплощение в герои Павла Корчагина из романа Николая Островского "Как закалялась сталь". Согласно этой интерпретацией Денис Булахов внес свой вклад в построение социализма, когда в 1931-34 г. в качестве комсомольского делегата от родного колхоза вдельничаву строительстве металлургического комбината в Кузнецк. Правда, для него, в отличие от тогдашнего идеального типа "советского человека", приход в город не был причастен к подъему по социальной лестнице. Но этот этап жизни впоследствии стал основой для создания его нимба каменщика. Что касается его действий во время Второй мировой войны, то репутация Дениса Булахова считается безупречной: в рядах Красной Армии он, по данным, участвовал в освобождении Сталинграда и Минска, более того, даже дошел до Берлина.

Почему он после демобилизации решил не возвращаться к себе на родину, в Сибирь, а вместо того переселился в Минск, неясно. Может, хотел избежать трудовой повинности в колхозе? Искал в городе лучших условий труда и жизни? Или ему просто нравилось жизнь в европейской части Советского Союза? Задним числом, разумеется, тут же сослались на альтруистические мотив: он якобы захотел поработать на возрождении города, который видел солдатам в руинах. Нет сомнения, что Управление по восстановлении города Минска с радостью принимала каждого квалифицированного рабочего, хотя вследствие закрепления рабочих за рабочими местами, собственно говоря, нужно было бы получить приказ на марш, причем в случае большого количества людей — с собственной подписью Сталина. Как бы там ни было, минское управление по восстановлении города могло немного предложить своим сотрудникам. Прибыв в 1946 г. на постоянное жительство в белорусский столицу, Булахов вместе с семьей сначала должен был мириться с жизнью во временных пристанищах, в палатках, землянках и подвалах[3].

Когда в конце 1947 течением обмена делегациями строителей дошло до объявления "социалистического соревнования" между Минском и Сталинградом, которое длилось потом более десяти лет, незаметно пришло время каменщика Булахова, на тот момент уже принятого в коммунистическую партию Беларуси[4]. Он стал известен как противник в индивидуальном соревновании своего Сталинградского коллеги Николая Акимовичу Грачева и попал на роль образцового работника, которому с течением времени приписывали все важные инициативы в строительной отрасли. По поводу 30-летия БССР он получил в январе 1949 г. орден Ленина, высшую награду Советского Союза. В 1950-1963 г. он рядом со своей профессиональной деятельностью известен также в качестве депутата Минского городского совета. В 1950-е годы регулярно выступал с материалами в официальной правительственной ежедневной газете "Советская Белоруссия"[5]. И вот наконец 10 августа 1958 г. наступил ключевой момент: Булахова наградили Золотой Звездой Героя Социалистического Труда[6]. Но на этом заслуги Дениса Григорьевича еще далеко не закончены. В 1961 г. он как бригадир стройтреста № 4 Галовминскбуда передал свой опыт широкой публике в брошюре "Строим город"[7]. В 1965 г. он наконец закончил свою трудовую деятельность. Его второй раз почтили орденом Ленина и придали привилегированный статус персонального пенсионера. Если город Минск в 1967 г. по случаю 900-летия своего основания и 50-летнему юбилею Октябрьской революции ввел титул почетного гражданина, Денис Булахов был в числе первых его владельцев наряду с офицерами Алексеем Бурдейного из Москвы и Николаем Колычавым из Куйбышева, которые отметились при освобождении белорусского столицы от немецких оккупантов[8]. Но остаток своей жизни Денис Булахов провел не в шикарных по советским меркам апартаментах на роскошной улице в центре, а в новой квартире на улице Сергея Притыцкого, возле второго транспортного кольца в западной части города. Он умер где-то в 80-е г. Его бригада, по данным, построила жилые дома напротив железнодорожного вокзала, спроектированные как ворота города, Главный универсальный магазин и Дворец [культуры] профсоюзов, а также еще 43 здания, в том числе 7 школ, 3 детские сады и 18 жилых домов.

II. Строительство социалистического города

Первая часть биографии, т. е.. неразрывная связь Булахова как реального человека со сталинской системой, нас интересует меньше, чем вторая, которую назовем созданием под маркой десталинизации культа личности строителя Дениса Григорьевича. Для этого неабходнаяшчэ раз звярнуццада решающих моментов его жизни и поместить эти события в исторический контекст.

Первый Помощь из Сибири. Денис Григорьевич предстает перед нами как высокий мужчина, "типичный" сибиряк. Лицо заслуженного человека на иллюстрации 1 с сильными скулами, широким носом, кустистыми бровями, строгим взглядом, высоким лбом и узкими губами выражает решимость и энергию[9]. В контексте русификации, которая началась в Беларуси после Второй мировой войны и отразилось в назначении этнических русских на руководящие должности и монопольном положении русского языка в школах, никого не могло удивить, что героем был выбран именно сибиряк Булахов. Его личность наилучшим образом олицетворяла помощь в восстановлении, которую русский народ, чья сила всячески восхвалялась, оказывал белорусского столицы в материальном аспекте. Автоматически возникает вопрос: не есть ли этот человек в одиночку заново строил город Минск, обеспечивал его жителей квартирами? Эти успехи ни в коем случае нельзя считать делом одно только женщин, работавших на разборе руин, или набранных в сельской местности вспомогательных рабочих. Очищение от развалин, ремонт монументальных зданий и строительства жилых домов, фабрик и заводов велось в непосредственно послевоенное время не столько силами населения, которое выходило на воскресник, сколько за счет использования труда военнопленных и заключенных. На самом деле в 1949., Когда культ Сталина достиг своего апогея, Булахов получил орден Ленина, а последние регулярные военнопленные покинули страну, центр города еще был восстановлен недостаточно, чтобы на главной площади к 70-летию советского «вождя» могло произойти торжественное открытие памятника.

Вторая Социалистическое соревнование со Сталинградом. Возвышение Булахова к герою было предопределено орденом Ленина, но не было неизбежным, несмотря на большое количество рабочих-строителей в Минске: число занятых в строительной отрасли выросла с 22 000 в 1950 г. до 33 800 в 1960 и до 63 900 в 1970 г. Булахов подходил к выполнению общественной функции благодаря своей профессии каменщика. Такой персонаж лучше олицетворял метафору о "построение социализма". Реконструкцию центра и строительство фабрик, заводов и жилых домов теперь можно было представить буквально работой рук одного человека. Но Дениса Григорьевича выдвинул на передний план не один конкретный героический поступок, а, скорее, политика малых шагов. Булахова вознесла пропагандистская волна, вызванная социалистическим соревнованием со Сталинградом, в котором он участвовал. Фактически городское планирование и строительство в Минске в 40-е годы находились в кризисе из-за нехватки кадров, дефицита сырья и материалов и, не в последнюю очередь, из-за корпоративного интереса номенклатуры. Строили, особенно в отношении жилья, лишь небольшая часть того, что требовалось. В этой ситуации партия снова дала импульс стахановское движения и призвала учиться в города-героя Сталинграда. На основании взаимных поездок делегаций начался обмен опытом. Заключение индивидуальных или коллективных договоров и принятие односторонних обязательств, которые через публикации в ежедневных газетах становились общественным делом, должны были привести к повышению норм и, таким образом, выполнения и перевыполнения хозяйственных планов. Настоящей целью было, разумеется, увеличить эффективность работы, применяя материальные и идеологические стимулы, а также прославить потенциал новых технологий. В связи с этим следует упомянуть, что метод работы "пятеркой", создание которого приписывают московскому каменщику Федосов Шавлюгину, первоначально был введен в Минске не Булахова, как то снова и снова утверждали позже, а — согласно тогдашними публикациями — его коллегам Анфилам Кондратьевич Филиппова[10]. В отличие от "тройки", когда каменщику помогали только два человека, в пятерке вспомогательные работы выполняли сразу четыре человека, так что этот метод позволял не только перевыполнить, по данным, производственный план в два с половиной раза, но и более интенсивно использовать на строительстве работу женщин. Теория социальной философии марксизма-ленинизма требовала сформировать заинтересован во всеобщем благополучии класс квалифицированных рабочих и, соответственно, разработать этос группы, ориентированы на определенные образцы. Но взгляд на реальное положение вещей на стройке свидетельствует: вспомогательные рабочие как раз должны были ютиться во временных убежищ да убогих общежитиях, почему они и пользовались каждой возможностью сменить место работы — до 1956 г. сделать так без разрешения работодателя значило нарушить закон. В Советском Союзе строительная отрасль до последнего оставалась трамплином для молодых сельчан без квалификации, который позволял тем или иным образом обосноваться в городе, не имея официального разрешения на проживание здесь.

Третий Перелом в строительстве. Похоже ироничные шутки истории, в тот момент, когда шло возвышение каменщика Дениса Булахова к герою, под девизом "Дешевле, быстрее, лучше" уже обозначился большой перелом в строительной деле. После того как с конца 40-х г. все более отчетливой становилась необходимость экономить, Хрущев свел счеты со сталинскими архитекторами, начав в 1954 г. на Всесоюзной совещании строителей в Москве кампанию против декоративной "излишества" ("архитектурно излишеств"). Отказав архитектуры в претензиях, он одновременно сделал сомнительным существование профессиональной группы, которая до сих пор занимала место на верхних ступенях советской социальной структуры, пользуясь соответствующим престижем и привилегиями. А вот работникам на местах, наоборот, сначала почти не на что жаловаться: в 1956 г., когда на ХХ съезде партии началась десталинизация, мастера вроде Дениса Булахова были еще раз почитаемые включением в календарь советских праздников "Дня строителя" 12 августа[11]. Хотя программа жилищного строительства 1957 означало окончательную переориентацию строительной отрасли на курс, что вел через стандартизированные типовые проекты и промышленный изготовление конструктивных элементов к панельных зданий, однако портретные снимки вштодённых газетах этого перыядуяшчэ показывали строителей в традиционном антураже: на фоне кирпичной стены, что растет высоту, с кельмы в руке[12]. Сделанное белорусским художником Семеном Петровичем Герус в 1958 г. литография "Строитель Минска" (ил. 2), наоборот, наглядно отражает идеи пропаганды, хотя с учетом факта, что использование новых методов не могло начаться на утро следующего дня, она еще опережает свое время[13]. По чертам лица однозначно видно, что Булахов послужил прототипом "создателя" белорусского столицы — ведь слово строитель имеет и такое значение; это предположение подкрепляется, разумеется, еще и тем, что как раз в 1958 г. Денис Григорьевич получил звание Героя. Похож на партизана "Великой Отечественной войны", увековечен он на литографии — не боясь ни ветра, ни непогоды, в ватнике, рукавицах, шапке-ушанке, с шарфом на шее. В иконографическим плане он предстает перед зрителем фронтально, в позе человека, победно осматривает участок, причем его решимость дополнительно акцентирована тем, как он прижимает страховочный цепь. Перспектива построена так, что зритель должен смотреть на него снизу вверх и замечает над оттопыренному грудной клеткой, подчеркнутой страховочные поясом, напоминающий патронную ленту, бригаду, что карабкается по леса. В этот момент закрепляется оптическое впечатление, что и руководитель бригады не может стоять на твердой земле, хотя — или как раз потому что — художник сознательно не показал, где стоит протагониста. Благодаря контраста черного и белого природные краски переходят друг в друга, контуры исчезают, и весь задний план попахивает сталью — тем веществом, из которого сделаны герои. Становится ясно: "создатель Минска" больше не орудует кельмы и кирпичом, а имеет дело с кранами и сборными элементами. Он как пророк поднимается над облаками и смотрит в будущее, что открывается пока только его силе предвидения, — в будущее, которую суровые климатические условия способны застилают одно близоруким и малодушных. Оборотной стороной медали было то, что Денисом Григорьевичем Булахова воспользовались в интересах дела, а это было несовместимо с ремеслом, которым он владел.

Четвёртое Трагический герой. На рубеже 50 и 60-х г. доминирующей идеей в советском градостроительстве стал микрорайон — все необходимые жилищно-коммунальными и социальными услугами комплекс пятиэтажных многоквартирных жилых домов с плоской крышей, изначально рассчитанный на 15-20 тыс. человек. В Минске первый микрорайон, репрезентативный проект строительства 60-х г., возник на восточной окраине города. Так зародышевые каморка социалистического города переместилось из его центра на периферию. Как напоминание о сборке городов на этапе восстановления улицу, ведущую к микрорайону, назвали в честь города-героя Сталинграда (с 1961 г. Волгоград)[14].С гэтагачасу изображение строительной площадки, а равным образом и рабочего-строителя в СМИ стал меняться в направлении, предрешенным художником Герус. Сейчас спросом пользовался уже не каменщик, который кирпич за кирпичом выкладывает стену дома, а кран, что доставляет готовые элементы в нужное место на участке новостройки. В этом контексте опубликован в 1961 г. "завещание" Дениса Булахова, появившийся одновременно с новой программой КПСС, что провозглашала переход от социализма к коммунизму, читается как трагедия[15]. В брошюре "Строим город", наверное написанной за Булахова, рисуется стилизованный образ пропитанного духом коллективизма и готовностью работать человека, в интересах всеобщего благосостояния приучает себя к тому, что социалистическое соревнование и выполнение плановых заданий становится его личным делом. Это "отчет" написано языком простого, "русского" человека. Основная тема — работа бригады конечной продукции минского стройтреста № 4, отличительная черта которой в том, что она отвечает за строительство дома от котлована и до крыши. Подробно описаны аура социалистического города, коллектив как микрокосм советского общества и профессиональный этос бригадира.

Во-первых, прославляется Минск как родина. Тут надо сказать об особом форму патриотизма, который питается НЕ традициями, а эстетикой "новой жизни", так как после гибели исторического "капиталистического" города во Второй мировой войне, мол, вырос новый город, который отличается своей красотой. Он выступает как административный, культурный и промышленный центр, предлагает своим жителям все возможные блага, на которых основан модернистские принципы планировки городов (свет, воздух, зелень)[16]. Во-вторых, трудовые достижения бригады Булахова из двадцати двух человек объясняются импульсом коммунистической морали. Решающим для успеха, мол, не исключительный состояние, т. е.. привилегированные условия для выдающихся работников, а чувство ответственности и корпоративный дух обычных людей. Сюда относится, согласно брошюре, интеграция в коллектив его слабых членов, включая общим преодолением таких вредных привычек, как курение и пьянство, действующий принцип критики и самокритики, испытание новых методов и расчетливый отношение к материалам. Вот же, мол, чтобы совершить преобразование "старого" человека в "нового", достаточно лишь крепить самодисциплину и видит смысл работы в пользе коллектива. В-третьих, брыгадыр должен выделяться любовью к своей профессии и совершенствованием своего мастерства. Но реализоваться он, мол, может только тогда, когда вдобавок серьезно относится к своей пропитанной патриархальным духом роли воспитателя и наставника и передает свои способности и убеждения следующему поколению. Колесо обрисована системы взаимосвязей замыкается, наконец, обращением к жилищному вопросу: чтобы сделать реальностью его решение, обещанное в программе партии, необходимы "подвиги в рабочей области". Сама эта формулировка уже свидетельствовало, что речь идет о деле, которое вынуждает не надчалавека, а рядовых работников. Личный трагизм в судьбе Булахова и его коллег мы видим здесь в том, что бывшие герои должны были жертвовать собой, менять идентичность, становясь из каменщиков монтажниками.

Пятый Эхо легенды. Хотя после внедрения крупнопанельного строительства каменщики больше не были нужны в качестве персонажей пропаганды, а жители микрорайонов снова и снова жаловались на халтуру в стройке, легенда о герое далеко пережила выход Дениса Григорьевича Булахова на пенсию. О нем иногда вспоминали, когда нужно было упомянуть усилия населения Минска по восстановлении города после войны. Он был также ожидаемым оратором на заседаниях партийного актива строительной отрасли и популярным свидетелем событий на уроках краеведения в школах своего города. При этом к нему относились не только как к образцу, но также — и прежде всего — как к основателя нового города и новой традиции[17]. Его слава стала блекнуть, только если миф социалистического города потерял свою интеграционную силу и был заменен мифом города-героя.

III. Человек-герой и город-герой

Чтобы найти ответ на поставленные в начале вопросы о смысле мифа героизма, на последнем витке нужно еще раз посмотреть под другим углом на ту основу, на которой был изображен образ персонажа пропаганды Дениса Григорьевича Булахова[18]. Относительно того, как возникла звание героя, отметим, что обозначение "Герой Труда" было введено в 1927 г., а в 1938 г. расширена до "Герой Социалистического Труда". Титул "Герой Советского Союза" был специально создан в 1934 г. для летчиков, которые спасали участников экспедиции затонувшего в Северном Ледовитом океане "Челюскина". Миф летчиков и стахановское движение привели к возникновению культа героев. Дискурс, который сознательно формировали большевики, разворачивался вокруг преданной борьбы за социализм, которую ведет "большая семья" со Сталиным-отцом и Родиной-матерью. В этом комплексе герои отвечали за совершение чрезвычайных вещей и, таким образом, выполняли роль пионеров и примеров. При этом с существительным герой и прилагательным героический связывалось представление о активность и готовность к трудовым свершениям. От героев-летчиков и героев труда 30-х г. было недалеко до героев войны 40-х г., большая часть которых потерпела почет и уважение только после смерти. Во время войны культ героев обогатился двумя аспектами. Во-первых, количество героев стремительно возросло в двадцать раз: с 626 до примерно 12 500 человек. Во-вторых, идея героизма уточнялось с присвоением Сталинграду в 1943 г. звания "Город-герой". Быть героем означало сейчас самоотверженно служить родине и неумолимо сопротивляться внешнему врагу. В послевоенное время флюгер повернулся еще раз. Если при Хрущеве начали пропагандировать преодоление культа личности и построение коммунизма, звание героя потеряла свое значение эксклюзивности. Чрезмерная щедрость в раздаче наград вела номинально к формированию общества героев. С одной стороны, значение подвига отдельного человека в течение массовой героизации снижалась до ежедневной дела. 3 другой — каждый коммунист получал возможность выполнить долг героя.

В связи с этим произошла идеологическая метаморфоза Минска — от "социалистического города" до "города-героя". Это явление можно понять только на фоне трехступенчатая процесса социальных преобразований, который Советский Союз пережил течение индустриализации и урбанизации за 74 года своей истории. Если сталинизм интерпретировать как сдвиг к экономической модернизации, то в конце 20-х г. советское общество пережило мобилизацию, в конце 30-х — атомизации, a в конце 50-х — консолидацию. В качестве отдельных этапов выделяются нивелирование населения (национализация промышленности, коллективизация сельского хозяйства, ликвидация классовых врагов), смена элит (пролетаризация выходцев из села, повышение статуса квалифицированных работников и специалистов, партийные чистки) и закрепление новых иерархии (номенклатура, рабочие династии, интеллигенция как классовая сила). Взаимосвязано с этим процессом происходило стремительная урбанизация, на которую должны были реагировать разработчики планов социальной политики. В конце 20-х г. дискурс в градостроительстве адштурховвався от утопических проектов жизни, в середине 40-х — от обеспечения базовых потребностей, а с 60-х годов — от саморазвития индивидуальных свойств. Ориентиром в строительстве жилья был сначала дом коммуны, потом "коммуналка" и, наконец, микрорайон. В то время как для общества в целом Вторая мировая война стала катализатором, для каждого отдельного индивида она представляла собой переломный момент, когда заново встал вопрос о принадлежности человека к определенному лагерю. В 20-30-е гг идентичность определялась социальным происхождением, в 50-60-я — поведением на войне. Соответственно в плоскости друг — враг в 30-е г. противостояли "Стахановец" и "кулак", а в 50-е — "партизан" и "коллаборационистами". Опираясь на эту предпосылку, Хрущев и Брежнев сумели в периоды десталинизации и возникновения неасталинизму обеспечить общественный консенсус в широких массах населения, отвечая своей социальной политикой на стремление к достойной жилья и потребления и пробуждая в своей пропаганде антифашистские и пацифистские настроения.

Поэтому не удивительно, что Минск в этот период был после Сталинграда (Волгограда), Ленинграда, Киева, Одессы, Севастополя, Москвы, Брестской крепости, Керчи и Новороссийска объявлен десятым городом — Героем Советского Союза. Правда, из-за противоречий между Кремлем и сознательной «партизанской фракцией" награждение состоялось только 26 июня 1974 г. по случаю 30-летия освобождения Беларуси от немецкой оккупации. Высокая честь был абгрунатаваны в указе Верховного Совета СССР тем, что столица Беларуси имеет "заслуги перед Родиной" в борьбе с нацизмом и сыграла особую роль в развитии партизанского движения, так что можно говорить о ее мужество и героизм, несмотря на три года под оккупацией. Со стороны компартии БССР последовательно делалось привязка к советскому патриотизму, чтобы воспользоваться цельным канонам ценностей героического мифа. В такой интерпретации между "подвигом в бою" и "подвигом на трудовом фронте» существовала взаимная зависимость. По ее словам, выполнение и перевыполнение пятилетних планов было тождественным дальнейшем победам в борьбе за коммунизм[19].

IV. Подведение

Героический миф и мемориальные ритуалы служили в Советском Союзе, чтобы настраивать население на восприятие официального канона норм и ценностей. Коммунистическая партия пыталась добыть себе легитимизацию через фетышызацыю технического прогресса и доказать эффективность централизованной плановой экономики, стимулируя трудовые достижения. Однако стабильность политической системы в послесталинских эпоху основывалась, по сути, на том, насколько обеспечивались рост уровня жизни и возможности индивидуальной самореализации. Гарантия наличия рабочих мест и стабильность цен создавали предпосылки для достижения консенсуса в массах. Награды и привилегии фиксировали разницу в статусе и способствовали дифференциации внутри социальной структуры. Власти требовали конформизма, ответом общества была ориентация на потребление. В этом контексте "герой" воплотил в той или иной форме доступен всем "советским людям" проект жизни, который не только служил поддержке социализма, но и позволял получить от этого образа пользу.

Итак, между культом героев 30 и 50-х г. была сущностная разница, обусловленная потерей утопии. Пропаганда приуменьшила "надчалавека" до нормальных размеров. От Булахова вовсе не вымогали таких выдающихся достижений, как в свое время от Стаханова, который еще полностью соответствовал типу одержимого работника. Денис же Григорьевич был, да и в 60-е годы оставался героем локального масштаба. С одной стороны, он представлять профессиональную группу рабочих-строителей, и его, соответственно, восхваляли как рационализатора и механизатора. Ручная работа вышла из моды в народном хозяйстве. С другой стороны, он выступал носителем надежд массы населения, которое страдало от недостатка жилья, и в этом плане он должен излучать энтузиазм и готовность удовлетвориться малым. Одновременно он воплощал традиции "нового Минска". За угасание звезды Дениса Григорьевича в 70-80-е годы ответственные, прежде всего, три фактора. Во-первых, переход от этапа восстановления к крупному индустриальному городу был связан со сменой поколений и изменениями в идентичности. Во-вторых, в эпоху серийного производства тип каменщика больше не был востребован. В-третьих, инфляция, которая затронула звание героя во время десталинизации, и перевод идее героизма в материальную плоскость привели к снижению авторитета выдающихся личностей. Наконец, когда Советский Союз под давлением извне распался, начался поиск национальной идеологии через обращение к традициям дореволюционного времени и состоялось принятие стратегии жизни и выживания, ориентированной на западный благополучие. Хотя в Минске обошлось без сбрасывания старых идолов, коммунистические символы и памятники отложились в коллективной памяти как реликты из древних времен и скрылись под наслоениями иного опыта. Один из этих новых мифов говорит о высококачественную работу, о которой свидетельствуют дома, построенные военнопленными, а не те здания, что возводили строители вроде Дениса Булахова.

Перевод Сергея Павлавицкага


[1] В русском языке обращение включает имя и отчество, в то время как фамилия идентифицирует индивида нейтральным образом, поэтому далее мы будем говорить "Денис Григорьевич", когда речь идет об персонаж пропаганды, и «Булахов», когда имеем в виду реальную личность .
[2] Гл.: Минск — город-герой. Справочник. Минск, 1976. С. 257; Почетный Граждане города Минска. Минск, 1980. С. 5-6.
[3] Thomas M. Bohn: Minsk — Musterstadt des Sozialismus. Stadtplanungund Urbanisierung in der Sowjetunion nach 1945. Koln — Weimar-Wien, 2008.
[4] Гл.: Социалистическое соревнование строителей Сталинграда и Минска / под ред. П. И. Котоводова. Минск, 1950.
[5] Напр., В следующем сообщении Денис Булахов брал обязательство повысить производство своей работы: Советская Белоруссия. 5.09.1950. № 179. С. 1.Разам с тем он делал предложения по экономии: Булахов Д. Комплексное снижение стоимости строительных работ / / Советская Белоруссия. 6.06.1952. № сто тридцать третьей С. второго
[6] Гл.: Михинов Н. Ветеран стройки / / Советская Белоруссия. 16.08.1958. № сто девяносто первого С. первый
[7] Гл.: Булахов Д. Г. Строим город. Минск, 1961.
[8] Гл.: Аркадьева Б. Города Почетный гражданин / / Вечерний Минск.1.11.1967. № 1.С. Вторая
[9] Гл. ил. Первый Источник "Почетный Граждане" (См. спас. 2.) С. пятый
[10] Сравнить. расхождение в этом пункте свидетельств в: Социалистическое соревнование (см. спас. 4). С. 33-34, 42-43; Астрейко А. И., Павлович В. Ю. гордо имя — строителей. О делах и людях Ордена Ленина стройтреста № 5 города Минска. Минск, 1975. С. 34-35.
[11] Гл.: Праздник советских строителей / / Советская Белоруссия. 12.08.1956. № сто восемьдесят седьмой С. 1, 2.
[12] Сравнить. снимок Дениса Булахова / / Советская Белоруссия. 22.10.1957. № двести пятидесятый С. первый
[13] Источник: Белорусский станковая графика. Минск, 1978. С. восемьдесят седьмой
[14] Гл.: Мы расскажу о Минске. 2-e, перераб. и доп. изд. Минск, 1966.С. 88-96.
[15] Булахов Д. Строим город (см. спас. 7).
[16] Сравнить. в этом смысле также: Булахов Д. Прекрасный родной Минск / / Советская Белоруссия. 3.07.1959. № 154. С. 3; он же: Утро над Минском / / Советская Белоруссия. 26.05.1964. № сто двадцать первый С. второго
[17] Сравнить.: Харкевич А. Человек и его город / / Советская Белоруссия. 11.01.1973. № 9. С. второго
[18] Гл.: Gunther H. Der sozialistische Ubermensch. M. Gor'kij und dersowjetische Heldenmythos. Stuttgart — Weimar, 1993. S. 155-197; Arnold SR Stalingrad im sowjetischen Gedachtnis. Kriegserinnerung und Geschichtsbild im totalitaren Staat. Bochum, 1998. S. 7-13; Yurovsky V. Ein Vergleich des Heldenkults in der Sowjetunion der drei? Iger und sechziger Jahre / / Forum fur osteuropaische Ideen-und Zeitgeschichte 5 (2001, 1). S. 155-181.
[19] Гл.: Подвиг народа бессмертен. О праздновании 30-летия Освобождение Советской Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков. Минск, 1975.

Наверх

Tags: XX век, Переводы, Социальная история

SQL - 23 | 0,551 сек. | 7.41 МБ